Изменить размер шрифта - +
До тех пор, пока они не завершат своей миссии, это не светило никому из них.

Приняв ванну он натянул на себя джинсы, чёрную майку с надписью «Школа золотого дракона», обулся в белые кроссовки и отправился на кухню. Ещё один обитатель его дворца, домовой Курпей, коренастый косматый малый ростом чуть выше метра тридцати, одетый в домотканую рубаху чуть ли не до пола, серые суконные портки и лапти, уже приготовил не то что завтрак, а целый обед и его подружка, кикимора Синка, примерно такого же роста голенастая, конопатая девица в цветастом сарафане, тотчас принялась подавать на стол. Во дворце у Сергея жила ещё одна кикимора, — Пенка, младшая сестра Синки, но она, в отличие от старшей сестры, не умела ни стряпать, ни стирать, а потому была приставлена к пылесосу и занималась уборкой. Кот Михей сидел на холодильнике и сверху за всем присматривал.

Курпей прибился к дому Сергея сам. Однажды, возвращаясь домой поздно ночью, он увидел домового с грустными глазами, сидящим на половике и сразу же понял, что у него просто не поднимется рука прогнать его прочь. Домового привезли из воронежской деревни какие-то пожилые уже придурки, продержали в своём доме два года в ванной, совершенно не думая о том, где вода, а где домовые, а потом выкинули из дома на помойку. Сергей в ярости хотел было превратить этих, так называемых, учителей в жаб, но Курпей отговорил его. Мол не дело это, мстить добрым людям за то, что они ни бельмеса не знают о домовых и их привычках, считая, что все они рано или поздно начинают вонять плесенью и тогда их нужно сносить на помойку.

Специально для Курпея Купреяновича он сделал в большой тёмной комнате удобный, высокий, сухой и на редкость тёмный трёхкомнатный подпол, купил для него дюжину сундуков, большие полати из липы, постелил на них холщовый тюфяк, набитый гречневой шелухой и даже нашел такую редкость, как одеяло, пошитое из мышиных шкурок. В общем создал для него просто райские условия и даже поставил на телевизор специальный фильтр, чтобы тот мог смотреть его не мучая глаз. Эти удивительные существа могли видеть в полной темноте, как днём, но при этом совершенно не боялись солнечного света, зато вечером, когда везде зажигались электрические лампы, не могли обходиться без чёрных очков. Так уж были устроены их глаза.

С той поры он забыл о том, что такое питаться бичпакетами, варёными сосисками и яичницей с подгорелой колбасой. Этот широкоплечий малый, весь заросший пегой шерстью, она покрывала даже его ладони, оказался превосходным поваром. Ну, а когда Сергей однажды привёз в дом ещё и двух кикимор, которых отбил у демонов-браконьеров и поселил их во всё той же тёмной комнате этажом выше, поставив в ней большой террариум с ужами, жизнь в его доме и вовсе наладилась. Сестрицы по очереди тайком спускались по ночам к Курпею, но никогда не ссорились из-за него, а потому в доме всегда царил мир, вот только с порядком всё же было плоховато. Главным нарушителем порядка и организатором всех шалостей являлся Август. Этот типус умел оказывать тлетворное влияние даже на такой образец сознательности, каким был ангорский кот Михей.

Увы, но с котом Михеем тоже было не всё слава Богу. Он родился обычным котом, но потом в него реинкарнировали душу безвестного ангела, которую, лишив прежней памяти, архангелы насильно вселили в тело кота. Точнее двухмесячного котёнка. Его Сергею всучил вместе с яйцом, из которого вскоре должен был вылупиться дракончик, их благодетель. Начиная с трёх месяцев, Михей начал разговаривать, хотя не с кошачьими голосовыми связками это делать. Тем не менее, уже к году он настолько развил их, что даже разучился мяукать. Тому бедолаге-ангелу, которого скорее всего подвергли наказанию за излишнее человеколюбие, предстояло теперь провести в телах различных мелких тварей двести лет, такие уж были у ангелов законы.

Сергей, получив вместе с друзьями не только все магические знания, но и способности к тому, чтобы познавать окружающий мир, чуть ли не оставаясь постоянно на одном и том же месте, уже в первые же два год достаточно хорошо изучил обычаи обитателей как подземного мира, так и небес, поэтому как только Михей вырос в огромного котяру, весившего полтора пуда с гаком, он первым делом провёл над ним сложный магический обряд, даровавший ему воистину уникальное долголетие, а также сделал его восприимчивым к магическим эманациям, благо их главный источник был совсем рядом.

Быстрый переход
Мы в Instagram