Изменить размер шрифта - +

– Совершенно разные типы, – заметил он. Ты еще веришь в Кречмера? – возмутился хирург. – Ведь самое главное, чтобы были одинаковыми частоты состояния покоя и коэффициенты модуляций токов мозга. Тогда‑то уж меня никто ни в чем не сможет упрекнуть. Из всех возможных вариантов этот подходит больше всего.

Он взял бритву и, подойдя к лежащему на каталке человеку, стал сбривать у него волосы.

– Ты что, не мог этого раньше сделать? – спросил Гвидо.

– Они слишком быстро отрастают, – ответил док‑тор. – Если хочешь, чтобы дело шло быстрее, лучше помоги‑ка мне. – Он передал аппарат Гвидо, а сам снова повернулся к щиту.

Мортимер почувствовал на себе взгляд Гвидо – холодный, немного сочувствующий и вместе с тем презрительный. И тут впервые чувство гордости стало угасать в нем, его вытеснил страх, знакомый всем живым существам, когда те узнают, что попали в ловушку, из которой им уже не вырваться.

Внимательно посмотрев на Мортимера, доктор положил ему на лоб ладонь и почувствовал, что она стала влажной от пота.

– У него температура, – заключил он.

Гвидо прервал свою работу и подошел ближе.

– Чепуха. Это у него от страха.

– Тоже плохо! Он должен быть совершенно спокоен, ты знаешь это не хуже меня!

– Сделай ему укол! – предложил Гвидо.

– Слишком поздно.

Гвидо положил руки на плечи Мортимера. Взгляд его снова стал доброжелательным.

– Что с тобой, малыш? Тебе нехорошо?

– Вы действительно собираетесь… пересадку мозга?..

– Ну и что? – спросил Гвидо. – Мозг совершенно нечувствителен к боли. Так что ты ничего не почувствуешь, тебе будет казаться, будто ты уснул, а потом проснешься совсем другим человеком! Чего ты боишься?

– Я думаю, что не выдержу этого, – прошептал Мортимер.

– Но ты же дал слово Никласу! Еще час назад ты был готов пожертвовать всем, в том числе и жизнью!

– А я стану… Я имею в виду: я останусь самим собой? Гвидо посмотрел на доктора Прокоффа.

– Он останется самим собой? Врач отвернулся.

– Меня эта проблема не интересует. Я устанавливаю синхронизацию, фокусировку на синапсы – и все. Перенос содержимого памяти происходит автоматически.

– А как было у других ваших пациентов? – спросил Мортимер. Он нервно проглотил слюну.

– Те заказывали чистый процесс – это значит, что я трансферирую в кору головного мозга накопленную информацию, а вовсе не сам мозг, как полагают некоторые. Более глубокие слои остаются в неприкосновенности – иначе будет повреждена кровеносная система, возникнут ошибочные рефлексы и так далее. Вы же хотите…

– Кончайте с этим! – перебил Гвидо, не скрывая своего отвращения. – Так ты хочешь или не хочешь? – прошипел он, наклонившись совсем близко к Мортимеру. – Или ты все забыл? Ты же хотел спасти человечество! Или нет?

Куда же подевались все твои идеалы? Человеческое достоинство, свобода, защита индивидуальности?

Ты уже забыл, что мы поклялись пожертвовать всем? Забыл о том, что произошло с Гервигом? Неужели цель жизни твоего отца стала для тебя пустым звуком? – Он яростно тряс Мортимера. – Ну, говори же!

– Я… я хочу, – прохрипел, задыхаясь, Мортимер, с трудом подавляя рыдание.

– Тогда за дело! – приказал Гвидо и сделал знак врачу.

Тот покачал головой.

– Мозг в состоянии покоя, ты что, не понимаешь? Никаких душевных движений, кривая ЦНС ниже нулевой отметки! С меня хватит, я ухожу.

Быстрый переход
Мы в Instagram