Изменить размер шрифта - +

— Она не рассказывала и о том, что родила Фунджаку двойню, но дети умерли через месяц. Ты ведь тоже не сообщила ей о нашем мальчике.

— Разумеется, нет… — Элен тяжело вздохнула. — Я ужасно соскучилась по сыну. Когда мы его увидим?

— Скоро! — Макосса обнял жену. — Как только я перестану заниматься делом, в котором есть конкуренты, он тут же вернется. О моем наследнике знают единицы. Мы были у него неделю назад, а кажется…

— Мы были с сыном всего три дня, — недовольно перебила Элен.

— Я понимаю тебя, любовь моя! — Он поцеловал ее. — Но потерпи еще немного. Самое большее — год. За это время я сумею…

— Знаешь, Марон, у нас уже довольно приличные счета в банках.

— Денег бывает достаточно только идиотам, которые не умеют зарабатывать, или тем, кто может заработать, но не делает этого. Я не такой. И давай к этой теме больше не возвращаться.

— Хорошо, милый! — Почувствовав его настроение, Элен прижалась к нему.

— Обольстительница ты моя! — засмеялся Макосса.

— Послушай, Марон, не мешало бы выяснить, что именно известно генералу Аллену. И почему он вдруг стал так часто вспоминать об этом? Зачем ему это нужно?

— А ты у меня умница, — снова поцеловал ее Марон. — Я этими вопросами и задаюсь. Вообще-то у меня такое чувство, что генерал Аллен что-то знает. Точнее, догадывается, что есть еще кто-то, кому известна тайна этих глобусов. Но он говорит, что у него только копия, кстати, похищенная из частного музея в Лондоне. Я не понимаю, как он об этом смог заявить. Ведь при ограблении пострадал охранник музея и…

— Аллен нашел похитителя, и владельцы музея в благодарность продали ему эту копию. Он проделал все это очень умно, а еще нашел убийц двух человек в Москве. Ими оказались дети приехавшего из Израиля к своему московскому приятелю ученого. Черт, тогда получается, что генерал вышел на родственников русского графа. Но как?

— Да, — помолчав, кивнул он. — Он работал в ЦРУ, но с девяносто пятого он там не служит. Как же он мог все выяснить?

— Старик француз. Этих двоих израильтян, дочь и сына одного из убитых, судили в Израиле, но им было предъявлено и обвинение в похищении человека. А потом это обвинение неожиданно было снято. Генерал, отвечая на вопросы прессы, вспоминал какого-то француза.

— Точно. Ну что же… — Макосса заходил по комнате. — Надо все выяснить. Но как? Всех, кто на меня работал, взяли. У них там своих дел полно. Хорошо еще, что промолчали обо мне. Хотя толком они ничего и не знали. А те, кто знал, убиты. Их Гардинг убрал. И сам погиб, — он засмеялся, — или, может, убрали.

— Это не так важно. Надо все выяснять. Я примерно знаю, как это сделать. У Аллена есть секретарь, водитель и телохранитель в одном лице — некто Амуат Бенди. Он, кажется, индиец. Предан генералу, находится с ним уже почти семь лет. Был «морским котиком», но ушел из спецгруппы вместе с генералом. У него есть слабость — он бабник. Если подсунуть ему красотку из хорошей семьи и вполне обеспеченную, его можно будет разговорить, записать его речь на магнитофон, и он наш.

— Очень правильно я выбрал себе женщину! — Макосса снова поцеловал ее. — У тебя есть такая девица на примете?

— Разумеется, и даже не одна. Помнишь, мы именно так провернули дело с шерифом…

— Но ту красавицу пришлось убрать. А для остальных она якобы получила хорошие деньги и уехала в Европу. Но поверили ли в это?

— Конечно.

Быстрый переход
Мы в Instagram