Изменить размер шрифта - +

– Я понимаю…

– Знаю я вас, русских. Понимаешь, пока хочешь, а потом вдруг «ура!» – и грудью на штыки…

– Командует‑то Елена.

– А она где обучалась, не у вас, что ли?

– Готовность! – прервал их диалог голос лейтенанта. На экранах телескопов показался авангард Воздушной Армии.

Первыми навстречу наступающим имперцам ушли управляемые по лучу ядерные торпеды. Их было так много, что на миг показалось, будто количество созвездий вокруг удвоилось. Потом вместо точечных огоньков ракетных двигателей начали распускаться желтые бутоны взрывов. Александр насчитал семь во время первого прохода торпед и пять, когда операторы развернули уцелевшие снаряды на повторный заход. Остальные торпеды были перехвачены импульсами противоракетной обороны космолетов и взорвались со скромными спецэффектами безъядерного характера.

Второй пуск оказался еще менее эффективен – из строя вышли только четыре «Фудзи». Третьего пуска не состоялось, потому что космолеты приблизились на предельно допустимое расстояние, и ядерный обстрел врага мог в той же мере повредить самим эллинам. Наступила очередь минных полей, тяжелых ракет и штурмовиков. Как у портала. Только на этот раз космолеты шли развернутым строем и непрерывно поливали позиции обороняющихся шквальным огнем.

Из тридцати двух штурмовиков отряда «Альфа» семь вообще не успели сдвинуться с места, как были уничтожены. Двенадцать добрались до рубежа атаки, но не смогли сделать ни единого выстрела. Один по непонятным причинам потерял управление и врезался в своего ведомого. Три сумели вступить в бой и совместными усилиями подбили два космолета. Шесть ушли в сагиттальные рейды и не вернулись.

– Лейтенант, у нас осталось пять машин, – осторожно сказал Александр. – Прикажите всем выйти из боя для переформирования.

– Группа «Каппа» еще не развернулась, мы должны продержаться хотя бы пятнадцать секунд…

Александр посмотрел на экран бокового обзора. К линии фронта подтягивались новые силы штурмовиков. Первый эшелон, в котором была и «Альфа», отходил в тыл, к маневрирующим неподалеку оружейным платформам, чтобы пополнить боекомплект и дозаправиться. Всего предполагалось выпустить навстречу врагу пять эшелонов по шестьдесят штурмовиков в каждом, а потом остатки отрядов должны были отойти под прикрытие «Автоматов», висящих последней линией обороны в точке Лагранжа.

Казалось, что отряд «Каппа» разворачивается в боевой порядок со скоростью черепахи. Роберт дергался в своем кресле, как взбесившаяся марионетка. «Афина» изо всех – немалых по сравнению со стандартными штурмовиками – сил обстреливала имперцев, не выходя на линию атаки. Петров лихорадочно регулировал настройки двигателей, обеспечивая максимальную тягу в сочетании с достаточной напряженностью защитного силового экрана. По корпусу корабля скользнуло уже четыре луча, но энергощит пока держал.

Лоуренс плавными, но стремительными движениями одних только лежащих на штурвале пальцев заставлял «Афину» маневрировать, уходя от ракет. Как ни странно, молодой пилот «Альфы‑один» действовал так же успешно, хотя и менее грациозно.

– Отходим, – наконец приказала Елена, и отряд, теперь уже только из четырех машин, скользнул под прикрытие малой луны Необулы.

Пока роботы цепляли к пусковым консолям ракеты и закачивали топливо, на рубеж атаки вышла последняя группа штурмовиков. Бой застыл в четверти астрономической единицы от планеты, расцвечивая яркими вспышками горящих кораблей и космолетов холодное пространство. Пока что чаша весов не склонялась ни в ту, ни в другую сторону.

К линии фронта потянулись «абордажники». Их прикрывали одноместные истребители класса «Муха» и выполняющие роль щитов автоматические грузовики.

Быстрый переход
Мы в Instagram