Изменить размер шрифта - +
С друзьями-знакомыми законтачил. А они у него повсюду имелись. И на всех уровнях. Секретности. Поскольку разработочка та поначалу вовсе не открытой была, отнюдь. Ну, и приткнул. По-родственному, да ещё и по знакомству. Впрочем, не только. Подходил я им, как никто. Во-первых, никуда не денусь и никому ничего не разболтаю. Поскольку даже жую-глотаю только со стимуляторами. Мышечной активности. Во-вторых, делать мне вообще по жизни нечего было, кроме как функции шунта этого самого чёртова осваивать. А дело это совсем не простым оказалось. Особенно поначалу. И, наконец, в третьих, способность к ориентации в пространстве никуда не делась. Это ж в мозгу. А мозг – единственное, что у меня оставалось. К тому времени. Уже. Так я и стал вроде как первым. Полагаю, не так чтобы вовсе совсем. Скольких-то смертников из осуждённых… ну, после последнего китайского предупреждения… наверняка было. Как основные функции освоили, именно "Ил-2" – там, впрочем, много разных машинок было – и приспособили первым под шунт. Шунтовый интерфейс "мозг-компьютер", если полностью. Примитивный, почти без бэкграунда, потом стали делать намного лучше, от реальности иной раз почти неотличимо. Руки, ноги, глаза, всё тело – полная иллюзия. Даже нос чует, мышцы будто напрягаются и нагрузки с перегрузками воспринимаются, будто вживую.

Потом, когда я, одно время, снова занялся было Илом этим самым, совсем другой уровень стал. Но поработал я с ним и тогда очень даже вплотную. Правда, в варианте с ВЯ-23. Пушки такие. Калибра 23 мм. Пусть и не так чтобы очень долго… Это когда с Вилли поспорил на десять – виртуальных, разумеется – щелбанов, что через пару месяцев смогу на Иле сбивать его "худого". Ил, кстати, одноместный был, как наши здесь, а "худой" – "эмилем". Проиграл, разумеется. Ил, он и есть Ил. Утюг. Но из десяти схваток в двух подловил-таки "худого". И четыре вничью закончились. Горючего и боеприпасов не хватило. У "эмиля". При явном, впрочем, преимуществе оного. Ну конечно. Истребитель всё-таки. Тем более с Вилли в кокпите. Неслабый паренёк был. Или будет. Или нет. Теперь.

У Ила одно преимущество – великолепная платформа для применения вооружения. Как америкосы гуторють… или гуторили – shooting platform. На пилотирование можно отвлекаться по минимуму, потому как утюг, и всё внимание – на стрельбу. Ну, и сброс бомб. Впрочем, бомбового прицела у него нет, да и потом не стало. Хотя так ли уж он нужен – с пятидесяти-то метров да по длиннющей глистюке колонны. Ну, и прочность, конечно. И всё же… Наши гордились – мол, 36 тыщь понавыпускали, самый массовый… И это лишь до 44 года, когда его Ил-10 сменил. Однако есть у этой приятной цифири и реверс, так сказать. Не столь приятный, как водится. Потери были… Жуткие. Читал, в начале Героя давали уже за 10 боевых, до 1943 – за 30, и только после 1943 года этот ценз увеличили до 80. Правда, конечно, и пилотов на него сажали не таких, как я. Совсем зелёных. Обучение по принципу "пять взлётов – четыре посадки", и вперёд…

Просчитав в уме всю эту далеко не радужную перспективу, попытался было я – сдуру – вякнуть насчёт того, что, мол, я-то всегда готов, аки юный пайонир,[15] однако бате не следовало бы, поскольку он наше всё, ну, почти как Пушкин (этого не сказал)… Но в ответ тут же заполучил такой взгляд двух сталинских соколов на бэдну утицу шизокрылую, что тут же заткнулся, и – "ухожу, ухожу, ухожу!"[16] У Костика аж чуть сфинктер не засбоил, хорошо, что уже… Перед тем, как подойти, то есть. Забежать успел.

В общем, как бы то ни было, я уже в кабине. Довольно просторной, кстати. По сравнению даже с МиГом. Стрелка сзади нет.

Быстрый переход
Мы в Instagram