Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Не очень. Жаль, чемпионат России пропустили.

– Дался тебе этот чемпионат. Какой от него толк?

– Большой толк. Спортивный.

– Какой это спорт, любительский. Тебе уже пора целиком переключиться на профессиональный спорт.

– Почти месяц переключался, – усмехнулся Женя. – Похоже, что не получилось. Видать, Варяг тумблер сломал…

– Шутишь? Это хорошо, что шутишь. Значит, настроение боевое.

– Да нет, не шучу. Не хочу я больше в эти игры играть.

– Что, бьют очень сильно? – насмешливо посмотрел на него Трехин.

На его самолюбии пытается сыграть. А не выйдет. На такую удочку его можно только в пылу боя поймать. А сейчас вокруг все спокойно, и сам Женя спокоен, как удав. И голова мыслит трезво. Рано ему еще в профессиональный бокс переходить. Возрастом еще не вышел. И Трехин должен это понимать. Но, видимо, не понимает. Или не хочет понимать. Но это его личные проблемы.

– Очень сильно бьют, – ничуть не смущаясь, кивнул Женя. – Хорошо, что сломанная кость в мозг не вошла. А то бы не сидеть мне сейчас рядом с вами…

– Волков бояться – в лес не ходить.

– Так я и не хочу в лес ходить. Меня и дома неплохо кормят.

– Да, кстати, насчет денег.

Трехин торжественно вручил ему пухлый конверт.

– Здесь полторы тысячи. В долларах…

– Договаривались же вроде на тысячу, – приятно удивился Женя.

Конверт он взял. Глупо было оказываться. Кровью своей эти деньги заработал. И плевок в глаз тому, кто скажет, что это не так.

– Игорь Васильевич решил увеличить сумму. Кстати, он еще и за твое лечение заплатил. Мы возлагаем на тебя большие надежды, парень.

– Потому и подставили под Варяга, да? – усмехнулся Женя.

– А что в нем такого особенного? Обычный боец… Просто ты растерялся. Это с непривычки. Но ведь взял себя в руки. Довел бой до победы. У тебя железный характер, парень. А в боксе это само главное. Удар можно наработать, а характер – он от рождения дается. Да и удар у тебя, сам знаешь какой. С таким ударом на Майка Тайсона выходить можно.

– Ну, это вы загнули!

– Да, сейчас это звучит нелепо, не спорю, но, поверь, пройдет время, и мы будем решать этот вопрос всерьез. А пока что будем работать на том уровне, на который ты уже вышел. Через два месяца у тебя бой с Черным Буйволом.

– Это кто так решил?

– Игорь Васильевич.

– Он, наверное, не знает, что мне минимум полгода нельзя выходить на ринг.

– Ну почему нельзя? Можно. Я разговаривал с врачами, они не против.

Не нужно было обладать тонкой интуицией, чтобы заметить фальшь в словах Трехина. Да и глаза он прячет.

– А заниматься? Эти два месяца я должен заниматься.

– Будешь заниматься. В полную силу, но без спарринг-партнера.

– Ничего не выйдет. Я видел Черного Буйвола в бою, мне против него не потянуть при всем желании. А может, мне вовсе и не обязательно побеждать? – усмехнулся Женя.

Тотализатор на то и тотализатор, чтобы можно было делать ставку на любого бойца. Тот же Агап мог поставить на Черного Буйвола и спокойно наблюдать, как тот будет рвать Женю на части…

– Ну что ты такое говоришь? – недовольно поморщился Трехин. – Нам от тебя нужна только победа.

– А труп мой вам не нужен?

– Не волнуйся, до этого дело не дойдет.

– Вы сами не уверены в этом.

– Я-то уверен, а вот ты, вижу, что нет… Давай так, сейчас мы не будем говорить об этом.

Быстрый переход