Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Вы сами не уверены в этом.

– Я-то уверен, а вот ты, вижу, что нет… Давай так, сейчас мы не будем говорить об этом. Даю тебе неделю на раскачку, а после жду в спортзале. Посмотрим, в какой ты форме, а потом будем решать.

– Мне вообще-то уже к выпускным экзаменам пора готовиться.

Женя не хотел продолжать так неудачно начатую карьеру профессионального бойца. Как не хотел заниматься под началом Трехина. Скоро он закончит школу, отправится в Москву, поступит в институт и продолжит занятия под руководством своего прежнего тренера. А может, и нового наставника найдет. И будет дальше идти по стезе любительского бокса. Кто знает, может, со временем чемпионом мира станет… А профессионалы пусть калечат друг друга без его участия.

– С экзаменами все будет в порядке, – как о чем-то уже решенном сказал Трехин. – Насколько мне известно, на медаль ты по-любому не тянешь, а аттестат троечника ты можешь получить и без подготовки к экзаменам. Игорь Васильевич эту проблему решит, я тебе обещаю.

Женя и не сомневался, что Агапов способен был решить его школьный вопрос. И, пожалуй, решит. Но Жене и даром не нужна такая помощь. Тем более что даром никто ничего решать и не будет. Агапов окажет ему услугу, а взамен потребует выйти на бой против Черного Буйвола. А откажешься – попадешь под такой пресс, что схватка с Варягом покажется мелочью.

Возможно, Агап уже сейчас считал, что Женя обязан выйти на ринг по его требованию. Тогда совсем худо…

 

Из класса он выходил последним. С понурой головой. Кто его знает, может, Агап уже озадачил свою жену, чтобы та завалила Женю двойками под самую завязку. Должна же была она понимать, что его почти месяц не было в школе. Но ведь не сделала никакой скидки. Сразу «пару» влепила.

– Пылеев! – остановила его Варвара.

Она и не собиралась никуда уходить. Все правильно, сейчас в этот класс заявятся десятиклассники для группового с ней свидания.

– Да, – с кислым видом повернулся он к ней.

На душе скребли кошки. Настроение ни к черту. И даже Варвара, при всем своем великолепии, не вдохновляла его на грезы эротико-романтического характера. Хотя он по-прежнему любил ее как женщину. Чувства не померкли, просто они стушевались в какую-то бесформенную массу.

– Пылеев, снова у нас с тобой картина Репина. – С укором покачала она головой. – «Опять двойка»…

– Это Решетникова картина, – без всякого злорадство поправил ее Женя.

Но Варвара и глазом не моргнула.

– Но ведь двойка!

– Вы же знаете, я в больнице был.

– Это не оправдание. И в больнице можно было заниматься.

– А вы сами не пробовали заниматься с отбитыми мозгами? – мрачно усмехнулся он. – А со сломанным носом?

Привычно беспристрастный взгляд Варвары дрогнул. Глаза наполнились не фальшивым, а самым настоящим состраданием.

– Что у тебя с носом?

Она потянулась рукой к его лицу, нежно коснулась пальчиками его носа. Женя натурально захмелел от этого прикосновения. А в районе шейных позвонков вдруг образовалась гигантская куча пьяных мурашек, которые весело сбежали по спине и по ногам ушли в пол. И спина, и ноги после такой волны ощущений слегка онемели.

– Уже ничего, – выдавил он из себя.

Хрящи ему вправили, но срослись они не совсем правильно. Так что нос у него теперь деформированный. Берег, берег – и на тебе… Впрочем, рано или поздно это должно было случиться. Зато челюсть срослась правильно – с ней полный порядок. Хотя еще рано говорить о полном заживлении.

– Ох уж эти твои соревнования, – опечаленно покачала головой Варвара.

Быстрый переход