Loading...
Изменить размер шрифта - +
Усмехнулась:
   - Подумала, Катюша?
   Реплика   прозвучала   естественно,   непринужденно,   словно   из    уст
профессиональной актрисы.
   - Я не понимаю, фрейлейн Эльза, что вы от меня хотите... - тоже  довольно
натурально произнесла Катя, стоя лицом к Петру.
   - Поговорим о партизанах, Катя?
   - Честное слово, я здесь ни при чем...
   - Знаешь, что самое смешное, Катенька?  -  про-мурлыкала  Марианна.  -  Я
тебе, кажется, верю... Ничего общего с этими бандитами у тебя нет и не было.
Верю.
   - Тогда почему же...
   Марианна, подойдя вплотную и стоя так, чтобы не заслонять "партизанку" от
зрителей, погладила ее по щеке:
   - Есть еще одна сторона проблемы, Катюша... Тебе никто не говорил, что ты
чертовски очаровательная девочка? Штучный экземплярчик, сделанный по особому
заказу?
   - Н-ну...
   - Обладательница такой фигурки может себе позволить многое, -  продолжала
Марианна.
   "Это же Пашка, - подумал Петр смятенно. -  Его  лексикончик,  его  давние
обороты... и, надо полагать, его сценарий? Очень похоже. Лет двадцать  назад
братец даже порывался попробовать силы  в  изящной  словесности,  да  так  и
заглохло..."
   Тем временем Марианна освободила Катю от наручников, отвела от  шеста,  с
той же небрежной опытностью расположив лицом к Петру. Вкрадчиво сообщила:
   - Катюша, ты же взрослая девочка. Я тебя  могу  отправить  в  караулку  к
солдатам... а могу и не отправить. Тебе надо что-нибудь объяснять  или  сама
поймешь?
   И провела концом стека от шеи до колена,  чуть  приподняв  подол  кожаной
петелькой.  Обняла  за  талию,  зашептала  что-то  на  ухо.  Катя   легонько
отстранилась:
   - Я этого никогда не делала...
   - А в караулку хочешь?
   - Нет, - потупившись, сказала Катя.
   - Ну вот и умница...
   Все еще приобнимая Катю, она опять зашептала на ухо.
   Катя, вскинув на нее глаза и хлопая ресницами,  в  конце  концов  покорно
кивнула. Чуть присев, стянула узенькие красные  трусики  и  замерла,  уронив
руки. Подойдя сзади, Марианна накрыла ладонями ее грудь,  стала  целовать  в
шею.  Пилотка  упала  на  пол  рядом  со  стеком.  Катя   закинула   голову,
зажмурилась. Звучал старый марш: "Дойче зольдатен,  унтер-официрен..."  Петр
боролся со стойким ощущением, будто спит и видит тягучий кошмар.  Совершенно
не представлял, что ему делать.
   Резким движением Марианна рванула обеими руками платье на Катиной  спине.
Видимо, там был заранее сделан зашитый на живую  нитку  разрез,  потому  что
крепкая мешковина подалась неожиданно легко, обнажив  плечи.  Обеими  руками
Катя  придерживала  платье  на  груди,  а  ладони  Марианны  с  рассчитанной
медлительностью блуждали по ее телу, спустились на бедра, нырнули под подол.
Тихонько вскрикнув, Катя дернулась, но тут же  застыла  в  прежней  покорной
позе, и Петр ощутил прилив неконтролируемой ярости - судя по  движениям  рук
Марианны и ее раскрасневшимся щекам, игра пошла всерьез.
Быстрый переход