Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Утер перешел к Северину.

– Прикажи лучникам посылать стрелы вокруг древка с Драконом. Там должен стоять Эльдаред с сыновьями.

Северин кивнул, и секунду спустя смертоносный град зазубренных стрел посыпался с неба туда, куда указал Утер.

Эльдаред увидел, как упал его приближенный дружинник, а с ним еще два десятка воинов. Другие бросились вперед, чтобы укрыть своего короля щитами.

В битве наступил момент равновесия – три римских отряда, как ни уступали они противнику в численности, тем не менее продолжали медленно продвигаться к вражеским знаменам. Если бы их удалось оттеснить или хотя бы остановить, победа останется за Эльдаредом. Если же нет, его ждет смерть. Настал час высшего мужества.

В сакском центре Хорса белокурый великан в шлеме с вороновыми крыльями, с длинным мечом и круглым щитом собрал своих дружинников и ринулся атаковать нового врага.

Но Эльдаред не хотел умирать – будет же и новый случай! И вместе с Кэрлом он бежал с поля брани.

Бриганты устремились за ним. Хорса взглянул на своих улепетывающих союзников и покачал головой. Эльдаред ему никогда не нравился. Он взглянул на небо.

– Братья по оружию, братья в Валгалле! – сказал он воину рядом с ним.

– Пусть мечи напьются в последний раз! – ответил тот.

Саксы атаковали и почти рассекли клин, но ярость и смелость не могли тягаться с дисциплиной. Римский строй выгнулся вперед, как бычьи рога, охватывая саксов, рвущихся вперед. Викторин и Аквила сомкнули свои когорты у них в тылу, и бой превратился в бойню.

Утер не выдержал. Пробившись в первый ряд, он выхватил у кого-то гладий со щитом и кинулся в сечу, пролагая себе путь к вождю саксов. Хорса увидел воина в серебряном нагруднике и в шлеме с черным пером, ухмыльнулся и двинулся ему навстречу, расталкивая собственных бойцов. За ним следовал знаменосец и десяток дружинников. Люди справа и слева от Утера падали один за другим. Принц пронзил еще одного нападающего гладием, который так и остался в Трупе, бросил щит, выхватил Меч Кунобелина и начал пролагать себе путь, рубя направо и налево, оставив каре позади.

Хорса прыгнул к нему, и их мечи с лязгом скрестились. Вокруг них продолжал кипеть бой, но вскоре сражались уже только они одни. Саксы были полностью уничтожены, и несколько римлян подбежали, готовясь покончить с их великаном-вождем, но Утер сделал им знак не вмешиваться.

Хорса ухмыльнулся еще раз, увидев сомкнувшиеся вокруг него ряды римлян. Его знаменосец лежал мертвый, но, умирая, он вонзил древко знамени в землю, и Черный Ворон все еще развевался над ним.

Хорса отступил на шаг и на мгновение опустил меч.

– Клянусь богами, – сказал он Утеру, – ты достойный враг!

– Но другом я могу быть много лучшим, – ответил Утер.

– Ты предлагаешь мне жизнь?

– Да.

– Принять ее я не могу. Мои друзья ждут меня в Валгалле. – Хорса поднял меч в приветственном жесте. – Так присоединись же ко мне, – сказал он, – на Лебединой Тропе к славе. Мы вместе войдем в залу героев Одина.

Он прыгнул вперед, его меч блеснул в последних лучах заката, но Утер отразил удар и ответным почти перерубил шею великана. Хорса упал, выронив меч. Его рука слабо нашаривала рукоять, в глазах было отчаяние. Утер знал, что по поверию саксов тем, кто умирал без меча в руке, вход в Валгаллу был закрыт. Он упал на колени и вложил собственный меч в пальцы умирающего, и глаза Хорсы закрылись в последний раз.

Принц встал, поднял Меч Кунобелина и приказал накрыть тело Хорсы знаменем с Вороном.

Вперед с низким поклоном вышел Луций Аквила.

– Кто ты, господин? – спросил он.

Принц снял шлем.

– Я – Утер Пендрагон, верховный король Британии.

 

ЭПИЛОГ

 

Утер с триумфом вернулся в Камулодунум, где был коронован верховным королем.

Быстрый переход
Мы в Instagram