Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
После этого заказы посыпались как из рога изобилия. Главное, ее профессиональные (в высшей степени профессиональные, самодовольно подумала Сэнди) услуги неплохо оплачивались.

Очень скоро ей удалось собрать сумму, необходимую для аренды помещения. И тогда Сэнди окончательно поняла, что работа сыщика станет главным делом ее жизни. Ну и все. Что еще человеку надо для счастья? Азарт погони, радость победы — это даже лучше секса… М-да…

Ее фотографии (вместе с Нэшем, без Нэша, Нэш без нее) появились в «Ньюсвике» вскоре после битвы на автобусной станции. Именно эти фотографии Сэнди вырезала из журнала и хранила отдельно. Нэш. Нэш Оуэн.

Кто сказал, что она его забыла? Нет, она, конечно, старалась, очень старалась…

Гордись, Сэнди Хоук, ты своими руками придушила великую любовь всей своей жизни.

И нечего тогда лить слезы по ночам. Тем более что во всем остальном ее дела складывались просто сказочно.

За два месяца она успешно справилась еще с тремя заказами и окончательно забрала Ролли к себе. Он бросил пить, во всяком случае выпившим она его больше ни разу не видела. По вечерам они играли в шахматы, а днем она старалась занять себя работой. Страшнее всего было по ночам, когда сны о Нэше чередовались с невеселыми мыслями о собственном будущем.

Да, нашелся сын Ролли от первого брака. Сам Ролли не видел его с тех пор, как мальчику исполнилось три года, но парень нашел его сам. Возможно, именно поэтому Ролли больше и не пил. У Джейка были такие же пронзительные голубые глаза, и он так же здорово играл в шахматы. Возможно, со временем он тоже станет неплохим сыщиком.

Сэнди вздохнула.

— Ролли?

— Да?

— Скажи, тебя никогда не охватывало отчаяние?

— Да каждый день, прям с утра. Глаза открыл — вот и отчаялся.

¾ Я серьезно. Тебе никогда не казалось, что твоя работа пожирает твою… как сказать-то… личную жизнь?

— Детка, перед тобой сидит наглядный пример подобного пожирания, и уж ты-то об этом хорошо знаешь. Три жены не вынесли соперничества с работой, а сын набирался сил для общения целых двадцать четыре года.

— Да ну тебя!

Она вытащила из специально отведенного ящика журнал «Стар». Нэш Оуэн рядом с шикарной брюнеткой. Журнал с отеческой гордостью сообщал, что скоро, по всей вероятности, свадебные колокола зазвонят для Нэшвилла Альфреда Оуэна и Розамунды Бриллинг (вот это имя!), дочери известного скотопромышленника из Огайо. Счастья вам, мистер Оуэн.

— Сэнди?

— Ну…

— Поезжай к нему.

— Что?

— Что слышала. О, почта.

Ролли сходил за почтой и принес целую пачку конвертов. Сэнди распечатывала их, не думая ни о чем, кроме его последних слов.

Поезжай к нему. Поезжай к Нэшу.

Глупости.

На стол выпал желтоватый листок. Чек. Сэнди прочитала сумму. Перечитала еще раз. Еще и еще. Молча, сунула Ролли. Он весело вскинул брови.

Десять тысяч долларов на предъявителя. Анжела Кениг.

— Господи, Ролли, она все-таки получила алмазы! Мы с Нэшем… Я так и предполагала! Но… что же мне с этим делать?

— Как что? Обналичить, разумеется. И поделиться со мной. Перестань, детка, ты их заслужила. Кроме того, тебе есть, на что их потратить.

— О чем ты?

— Сама знаешь…

— Ролли!

— Смотри, какое смешное сообщение в газете: «В эти дни в старом добром Новом Орлеане проходит Ассамблея Лучших Сапожников Страны». Твой Нэш лучший сапожник?

Она с минуту смотрела на компаньона, беспомощно моргая, потом прошептала:

— Ролли, я ведь даже не знаю, будет ли он там…

В голубых глазах старого детектива вспыхнул огонь.

Быстрый переход
Мы в Instagram