Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
..
   До  возвышения  донесся  плеск,  произведенный  сотнями  плавников.
Дилван почувствовал удар волны. Он понимал безвыходность ситуации: без
пищи кранаки погибнут. Если пайки урезать вдвое, то их ожидает голод.
   Балакон продолжал:
   - За последний сезон погибло около  ста  кранаков,  в  основном  от
акул, но кое-кто от каракатиц и трое - от взбунтовавшихся  китов.  Нас
осталось меньше семи сотен. Но даже для такого  количества  едоков  не
хватит наших урожаев. Чем меньше нас остается, тем меньшую  охрану  мы
можем выставить и тем легче акулам прорвать нашу оборону.
   Он остановился, ожидая, пока не замрут импульсы отчаяния.
   - Я помню время, когда у кранаков  было  пять  больших  городов,  а
население исчислялось сотней тысяч.  Это  было  всего  лишь  восемьсот
сезонов назад. А во времена наших предков сотни городов кранаков  были
разбросаны в разных морях: от теплых на юге  до  холодных  морей  подо
льдом.  Вокруг  этих  городов  раскинулись   гидрополя,   на   которых
выращивались различные культуры, сохранившиеся теперь только  в  нашей
памяти.
   На мгновенье он остановился, предавшись воспоминаниям.
   - Когда я был еще очень молод, я пробовал чаранг.  Легкий,  теплый,
прелестный чаранг. Когда попробуешь его, тело становится  невесомым  и
несет себя само, без всяких усилий... Чаранг выращивался в специальных
садах в городе Чарбере, который погиб семьсот  сезонов  назад.  Больше
никто не попробует чаранга.
   Волна добралась до возвышения, будоража усики кранаков и напомнив о
штормах, происходящих в недрах Бездны.
   - Но вот  морское  дно  сморщилось  и  разверзлось,  поглотив  наши
города, и вспучилось, а  вода  превратилась  в  кипящий  и  обжигающий
туман, - продолжал Балакон. - Только далеко на юге и здесь, на севере,
уцелело несколько  городов,  да  и  те  один  за  другим  погибали  от
нападений акул, нашествия каракатиц и от землетрясений. А теперь у нас
осталась только Карита, но и она вряд ли просуществует десять сезонов.
   Вибрация  отчаяния  волнами  подкатывала  к   возвышению.   Дилван,
прислушавшись, понял, что Балакон перечислением бедствий хотел усилить
чувство обреченности, довлевшее над кранаками.  Каждый  должен  знать,
что конец близок и надеяться особенно не на что. Но Балакон продолжал:
   -  Казалось  бы,  это  невозможно,   но   все   же   у   нас   есть
один-единственный шанс на спасение. За тысячи сезонов среди предметов,
которые попали к нам в глубины с поверхности океана, были искусственно
созданные  сооружения,  в  которых  находили  странного  вида  мертвых
пигмеев. Наши историки говорят, что эти сооружения  с  каждым  сезоном
становились все сложнее и сложнее, и было видно, что изобретательность
пигмеев растет. Долгое время мы думали, что  пигмеи  живут  в  верхних
слоях океана, а сооружения эти являются  погребальными  и  служат  для
захоронения умерших в загадочных для этих существ глубинах.
   В течение  многих  тысяч  сезонов  наши  предки  хотели  установить
контакт с этим таинственным племенем и, может быть, даже помочь  им  в
борьбе с их врагами, ибо, судя по некоторым из найденных нами тел,  на
них нападали и наши враги - акулы.
Быстрый переход
Мы в Instagram