Изменить размер шрифта - +
 – Он небось еще на операционном столе. И вообще, сейчас глубокая ночь, а мы даже не знаем, в какую больницу отвезли Марка Семеновича.

– Нужно узнать!

Охранник Аркадий объяснил подругам, что Марка Семеновича отвезли в ВМА – Военно-медицинскую академию.

– Он мне рассказывал, что там у него есть знакомый хирург с тех пор, когда эта трагедия со спиной у него произошла, – говорил Аркадий. – Вот я и попросил шофера, чтобы он раненого туда отвез. Денег ему, конечно, дать пришлось. Но это уж никуда не денешься. Без денег с них стало бы Марка Семеновича вместе с бомжами сунуть. А разве это дело? Он честно, своим трудом богатство заработал. Другие бы на его месте лапки спокойно сложили бы да и приготовились умирать. А он борец! Я таких людей уважаю.

Выйдя из дома, подруги дружно посмотрели на часы и поняли, что для визита в Медицинскую академию и в самом деле поздновато. Вряд ли она была открыта для посетителей круглые сутки. Все-таки военное ведомство и дисциплина соответствующая.

– Поедем лучше завтра, – предложила Инна.

– Точно, – согласилась Мариша, зевнув. – А сегодня еще навестим того типа, который должен был приехать на встречу с Марком Семеновичем.

– Но как?.. Как мы на него выйдем?

– Ты всегда по ночам так туго соображаешь? – разозлилась на нее Мариша.

– Нет, только после того, как с тобой пообщаюсь!

– У нас же есть телефон коллеги Марка Семеновича, которому он звонил насчет кольца, – растолковала подруге Мариша. – Ты же его сама запомнила!

– Ну и что?

– Звонить ему будем! – окончательно разозлилась на нее Мариша.

И сама схватилась за телефон. Яков Иванович, так звали коллегу Марка Семеновича, был дома. И к телефону подошел сам. Несмотря на то, что часы показывали уже совсем неприличное для звонков время, он ни словом не выразил возмущения по поводу позднего звонка.

– Конечно, приезжайте! Я все равно не сплю. И я понимаю, что мешкать нельзя.

Жил Яков Иванович довольно далеко. На Васильевском острове. Но зимой поздно ночью на дорогах Питера пробок не бывает. Поэтому подруги без проблем и всего за полчаса добрались до его дома.

Яков Иванович и в самом деле ждал подруг. Им оказался маленький сухонький старичок в длинном домашнем пиджаке и свободных брюках. На вид ему было лет семьдесят. Но живые темные глаза были молодыми. К тому же он сохранил все свои волосы, которые только слегка начали покрываться сединой. Нос у него был крючковатый, а лоб высокий. Он встречал подруг вместе со своей женой – Эммой. Рядом с сухоньким Яковом Ивановичем Эмма Александровна выглядела настоящей горой. Один величественный бюст шестого размера, который она торжественно несла впереди себя, чего стоил! И мощная шея. И ноги, как колонны. Затянуты они были в облегающие лосины розоватого цвета. Штанцы, на взгляд подруг, угрожали треснуть при первом же резком движении их обладательницы.

– Проходите! Проходите! – приветствовал Яков Иванович подруг.

Его супруга отделалась величественным кивком, показывая, что полностью подтверждает приглашение мужа.

– Подумать только, какое несчастье! – суетился возле подруг Яков Иванович, пока они снимали с себя верхнюю одежду и переобувались в домашние тапочки. – И что это на Марка Семеновича все валится? Сначала эта ужасная трагедия. Потом уход жены. А теперь вот еще и это. Кому могло понадобиться стрелять в него? Просто ужас! Вы обязаны разобраться в этом деле. И найти преступника! Слышите, обязаны!

Сначала подруги несколько опешили от такой бесцеремонности. И лишь спустя несколько минут до них дошло, что Яков Иванович попросту принял их за сотрудников милиции.

Быстрый переход
Мы в Instagram