Изменить размер шрифта - +
Бензин скоро разложится и станет простой горючей смесью. Нефтепромыслов в Москве не было, поэтому о бензиновых двигателях можно было смело забыть. Игорь Эдуардович задумывался о том, чтобы организовать производство дирижаблей, подобных цеппелинам, но не таких огромных. Однако это всё пока были только теоретические модели, не выходящие за пределы опытных образцов. Но это всё было преодолимо… со временем.

Лопасти тяжёлого транспортника начали раскручиваться, «Спартанец» выруливал на взлётно-посадочную полосу. Кондор сидел в пилотской кабине, на месте первого и второго пилотов находились братья Хаким и Наваз – именно они привели самолёт на этот аэродром три года назад. Их готовы были заменить люди Зурова, но сейчас лейтенанты Васильев и Михайлов отдыхали, а радист Панин пристально слушал эфир.

В десантном отсеке тоже было тихо. «Тихо как в раю, – подумал Кондор. – Кто я теперь? Курт Вайс, Абдалла Хан или кто-то другой?» Миссия предстояла важная, на кону стоит очень многое, но он не отступится, что бы ни произошло, и неважно, что или кто их встретит на Готланде.

Такой же решимости были полны и сорок добровольцев, которые решили выступить в этот опасный поход. Не все из них были воинами, но смелости им было не занимать.

Самолёт подпрыгнул и оторвался от земли. Лопасти двигателей рассекали воздух подобно десятку кривых сабель.

– Бисмилля! – произнёс Кондор, а затем, подумав, продолжил: – Не посрамим Предков наших, мы ведь уже у самого Солнца!

– Храни вас Господь! – тихо произнёс Клён.

Он резко развернулся и пошёл в сторону ждущей его машины.

Быстрый переход
Мы в Instagram