Изменить размер шрифта - +
Это придавало ему благородный вид. Выглядел он, конечно, не так изысканно, как Кендалл, но вполне походил на увешанного наградами героя.

– Возьмите, к примеру, меня, – спокойно продолжал он. – Я предполагал, что в моем нынешнем возрасте я буду начальником полиции. Буду иметь пижамы по сотне долларов, белые костюмы, сшитые на заказ. Я думал, что буду жить на пляже, как все шишки. Что у Леолы будет прислуга, и кто-нибудь еще будет ходить за детьми. Что у нее будет куча бриллиантов, а в каждом шкафу будет висеть по шубе. А в итоге: я еще не прекратил выплачивать за дом. Я всего только лейтенант с перспективой стать когда-нибудь капитаном или инспектором и с надеждой, что когда-нибудь я смогу высказать таким типам, как Кайфер, все, что я о них думаю. Вместо того, чтобы разговаривать с ними вежливо и отпускать из опасения получить нагоняй за арест без достаточных оснований. Потому что Кайфер – глава мафии. У него связи среди политиков и деньги, куча денег. А я – всего лишь несчастный полицейский, который с трудом сводит концы с концами.

Он снял шляпу и провел пальцами по мокрым от пота волосам.

– Когда я обо всем этом думаю, мне становится не по себе. Но что изменится от того, что я пойду напьюсь и всплакну над своей несчастной судьбой? Ничего. Я покажу себя с плохой стороны перед начальством, испорчу настроение своей семье и задержу выплату в рассрочку. Вот и все.

Дэвид немного помолчал, потом продолжил говорить как бы с самим собой.

– Я думаю, что все маленькие люди в этом мире находятся в одной лодке. Их носит ветер и они ничего не могут поделать. Ветер несет нас куда хочет. И единственное, что мы можем, это держаться вместе и не сдаваться.

Он прервал свои размышления, будто очнувшись от сна.

– Впрочем, настаивать не буду. Вы сами знаете, что вам делать.

Он нагнулся в сторону Мэй и открыл дверцу. Мы с Мэй вылезли из машины. Лейтенант Дэвид надел свою шляпу.

– Мы должны были вчера вечером праздновать день рождения Джима, – сказала тихо Мэй. – Но в связи с тем, что произошло, я была вынуждена извиниться перед гостями и убрать сандвичи назад в холодильник, и их там очень много. У меня есть также праздничный торт, а для того, чтобы приготовить кофе, мне нужна одна минута. И, если вы не очень торопитесь...

Дэвид заколебался:

– Вы знаете, я вынужден с благодарностью отказаться, – сказал он улыбаясь. – А что за торт?

– С шоколадом. Я сама его пекла, – также с улыбкой ответила Мэй.

Лейтенант Дэвид включил радиопередатчик:

– Г.К.24. Вызываю отдел по расследованию убийств. Говорит лейтенант Дэвид. Я буду на месте через полчаса.

Пока закипала вода для кофе, Мэй отправилась сменить платье. Потом, красивая, как никогда, она выставила на кухонный стол красивые праздничные тарелки, сандвичи и торт. Подав кофе, Мэй извинилась и пошла за часами, которые купила для меня, откладывая по центу.

Я решил разыграть удивление.

– Какая прелесть! Именно то, что я хотел! – воскликнул я. Честно говоря, мне и не надо было заставлять себя принимать счастливый вид. Я был действительно счастлив.

Дверь веранды хлопала о косяк. Долго терпеть такое не было уже сил. Я стал искать глазами, чем бы можно было ее подпереть.

– Возьми ящик с пивом, – сказала Мэй.

Я машинально придвинул ящик с пивом к двери и только потом с удивлением спросил:

– А откуда взялся этот ящик?

Мэй наливала лейтенанту Дэвиду новую порцию кофе.

– Мистер Келли прислал. Там на одной из бутылок есть карточка, – ответила она.

Я снял карточку и прочитал:

Поздравляю моего мужественного клиента

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ

Джим Келли

У меня защипало в горле.

Быстрый переход
Мы в Instagram