Loading...
Изменить размер шрифта - +
Профессора истории спорили между собой, эксперты в сфере

экономики сомневались, психологи позволяли себе не соглашаться, а антропологи считали нужным напомнить.
     Фермеры, рабочие и продавцы обувных магазинов терпеливо ждали, когда кто-нибудь скажет им: с какой стати, собственно, они подвергают свою

жизнь опасности? Когда ясного ответа не последовало, они начали испытывать раздражение, недовольство и даже ярость.
     Иногда они обращали оружие против правителей своих стран.
     Растущая непримиримость народа, дополненная технологической возможностью умертвить всех и все, привела к излишнему накоплению факторов с

одним знаком, и тот перешел в противоположный. Этого, конечно, нельзя было допустить.
     На исходе пяти тысяч лет человеческой истории люди начали наконец что-то понимать. Даже правители, славившиеся тем, что неохотнее всех

соглашались на перемены, осознали их неизбежность.
     Войны не приводили ни к чему и не приносили никакой пользы; однако проблема склонности людей к насилию, которую не сумели искоренить долгие

годы религиозного принуждения и полицейского обучения, все еще оставалась нерешенной. Решение было найдено в узаконенной в настоящее время

Охоте.
     Таким было по крайней мере одно объяснение возникновения этого явления. Справедливости ради следует отметить, что не все соглашались с

подобным толкованием. Как всегда, профессора истории спорили между собой, эксперты в сфере экономики сомневались, психологи позволяли себе не

соглашаться, а антропологи считали нужным напомнить.
     Таким образом, если принять во внимание их возражения, у нас не остается ничего, кроме непреложного факта существования самой Охоты - факта

такого же странного, как похоронные обряды древних египтян, такого же обычного, как обряды посвящения индейцев племени сну, и столь же

непостижимого, как нью-йоркская фондовая биржа. В результате существование Охоты можно объяснить только ее существованием, поскольку, согласно

по крайней мере одному авторитетному мнению, ничто оправдывает существование чего-нибудь.
     Мелькали огни, включались контуры, щелкали реле, вращались диски. Перфокарты мелькали, как белые голуби, - и игровой компьютер соединил две

жизни.
     Охота АСС1334ВВ: охотник - Кэролайн Мередит, жертва - Марчелло Поллетти.

Глава 4

     - Кэролайн, - произнес мистер Фортинбрас, - хочу поздравить вас с весьма изящным убийством.
     - Спасибо, сэр, - ответила Кэролайн.
     - Оно было, насколько я помню, девятым?
     - Совершенно верно, сэр.
     - Значит, осталось всего одно, а?
     - Да, сэр. Если сумею.
     - Сумеете, - заверил ее Фортинбрас. - Сумеете, потому что я, Дж. Уолстод Фортинбрас, говорю, что сумеете.
     Кэролайн скромно улыбнулась. Фортинбрас ухмыльнулся. Он был боссом Кэролайн, главой компании "Телеплекс Ампуорк". Обладая небольшим ростом,

он пытался найти величие в грандиозном, и его пристрастие к вульгарному отступало только перед наслаждением всем подлым и гнусным. Он откинулся

назад, смахнул что-то с рукава куртки, сделанной из настоящей замши, поднес ко рту большую сигару, сплюнул на бесценный бухарский ковер с

трехдюймовым ворсом, вытер рот кружевным платком, сплетенным нищими браминами у погребальных костров Ганга, и потер лоб полированным ногтем,

стремясь показать, что думает.
Быстрый переход