Loading...
Изменить размер шрифта - +
- Только не кладите лимон в бокал, положите рядом. Терпеть не могу, когда в коктейле болтается

здоровый кусок лимона, как в "Пунше плантатора" или каком-нибудь другом гадком пойле.
     - Конечно, сэр. Прошу прощения, сэр, - с готовностью произнес бармен.
     Он тщательно смешал коктейль, но не мог выбросить из головы восточного охотника и его американскую жертву. Кто кого одолеет? И чем,

интересно, это кончится?
     Посетитель, казалось, читал его мысли.
     - Предлагаю ставку - три к одному, - сказал он.
     - На кого?
     - Цыпочка ухлопает китаезу.
     Бармен заколебался, затем улыбнулся, покачал головой и подал готовый коктейль.
     - Пять к одному, - ответил он. - Сдается мне, малышка знает толк в Охоте.
     - Заметано, - согласился мужчина - он тоже считал себя знатоком - и выдавил каплю лимонного сока в бокал с мартини.

***

     Стремительно перебирая ногами, зажав под мышкой пелерину из соболя, Кэролайн мчалась мимо кричащих витрин Лексингтон-авеню. На углу 69-й

улицы и Парк-авеню ей пришлось продираться сквозь толпу, собиравшуюся поглазеть, как сажают на огромный гранитный кол преступника, уличенного в

попытке выбросить мусор. Никто даже внимания не обратил на бегущую Кэролайн; зеваки глаз не сводили с гнусного нарушителя, деревенщины из

Хобокена, у ног которого валялась предательская улика - обертка "Херши", - а руки были перемазаны шоколадом. С каменными лицами они слушали

стенания и жалкие мольбы. Когда два палача подняли его за руки, чтобы посадить на Кол Злодеев, лицо преступника стало серым.
     Публичные казни были недавним нововведением; последнее время их горячо обсуждала общественность, не проявляя такого же интереса к

смертельным играм охотников и жертв. ...Светлые волосы Кэролайн развевались на бегу, словно яркий сигнальный флаг. Позади, футах в пятидесяти,

задыхаясь, мчался вспотевший китаец, сжимая в безволосых руках свою стреляющую камеру. Казалось, он бежал не особенно быстро, но понемногу, дюйм

за дюймом, с терпением, свойственным детям Востока, настигал девушку.
     Стрелять он пока не решался. Открывать огонь на людной улице было чревато последствиями: задел прохожего, неважно, что случайно, - штраф в

крупном размере, не говоря уже о позоре...
     Поэтому китаец не стрелял и на бегу крепко прижимал к груди свой аппарат, способный благодаря извращенной изобретательности человека

одновременно создавать копию и уничтожать оригинал. Внимательный прохожий наверняка заметил бы дрожь в руках охотника, обратил бы внимание на

неестественно напряженные шейные мышцы. Но этого следовало ожидать - в послужном списке китайца Джона значились всего две Охоты, он был новичком

в этом деле.
     Кэролайн выскочила на угол Мэдисон-авеню и 69-й улицы, быстро оглянулась и побежала мимо "Пугливого цыпленка" ("Обслуживаем пятьдесят

человек, цены договорные"), но вдруг остановилась, тяжело, но так пленительно дыша. Заметив за "Пугливым цыпленком" открытую дверь, она взбежала

по лестнице на второй этаж и оказалась на лестничной площадке, на которой толпились люди. Надпись на стене гласила: "Галерея Амели. Objets de

pop-op revisite" <Посетите еще раз - выставка нестареющего поп-арта (фр.).>. Кэролайн сразу поняла, куда она попала - ей всегда хотелось

побывать здесь, хотя и при несколько иных обстоятельствах.
Быстрый переход