Изменить размер шрифта - +
Языки желтого пламени вырвались из-под пальцев Юрия. Однако его кожа осталась совершенно неповрежденной.

От боли Гейл издала мучительный стон. Ее рот широко раскрылся. Клубы сизого дыма поднялись из-под руки Юрия, когда пламя опалило ей кожу.

— Сядь, или она умрет.

Открыв верхний ящик (тот, что был рядом с холодильником), Лен вытащил из него девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет, который хранился там на случай непредвиденных обстоятельств. Он никогда не доверял лазерам и магнитным винтовкам, которые не были приспособлены к вызывающей коррозию влажности Джулиффа. Ему нужно было иметь что-нибудь надежное, то, что сработает без всяких заминок в случае, если кому-нибудь не понравятся условия сделки и он ступит на борт с недобрыми намерениями, или фермеры попытаются заставить его сбросить цены. Он щелкнул предохранителем и навел тяжелый вороненый ствол на Юрия.

— Нет! — прокаркал парень своим жутким голосом. Прикрывая лицо руками, он отшатнулся назад.

Лен выстрелил. Первая пуля ударила Юрия в плечо, развернув его и отбросив к стене. Он сжался в клубок, впившись в Лена злобным взглядом. Второй выстрел должен был поразить его в сердце. Пуля ударила в грудную клетку и, разбив вдребезги два ребра, окрасила доски за спиной парня в малиновый цвет. Он начал сползать по стене. Хриплое дыхание вырывалось сквозь оскаленные зубы. Осветительная панель загорелась в полный накал.

Оцепенев от ужаса, Лен наблюдал, как затягивается рана на его плече. Юрий корчился на полу, с неумолимым упорством пытаясь встать на ноги. Он злобно ухмылялся. Рукоятка пистолета, которую сжимал Лен, стала горячей.

— Убей его, Ленни! — кричала Гейл. — Убей, убей!

Ощущая странное спокойствие, Лен прицелился в голову парня и нажал на спусковой крючок. Один раз. Второй. Первая пуля, пробив Юрию нос, вошла в череп и разорвала в клочья его мозг. С пронзительным свистом Юрий втянул в себя воздух. Кровь хлынула из зияющей раны. Вторая пуля попала в правый висок. Она разбила черепную кость, осколки которой, разлетевшись подобно дротикам, впились в деревянные доски. Ноги Юрия застучали по палубе, выбивая предсмертную дробь.

Обливаясь холодным потом, Лен видел все это как сквозь туман. Смертельно раненное, изуродованное тело просто отказывалось сдаваться. Лен кричал что-то нечленораздельное, а его палец все нажимал и нажимал на курок.

Пистолет лишь щелкал без пользы, так как его магазин был уже пуст. Лен несколько раз моргнул, пытаясь сосредоточить зрение и рассмотреть, что происходит вокруг. Теперь Юрий, наконец, лежал неподвижно. Мало что осталось от его головы. Лен отвернулся и, чувствуя приступ тошноты, схватил какой-то таз. Тихонько хныкала Гейл, поглаживая рукой ужасные волдыри и длинные почерневшие отметины, которые огонь оставил на ее плече.

Он подошел и стал ласково поглаживать ее голову с нежностью, которой уже давно не проявлял.

— Уйдем отсюда, — умоляла она. — Пожалуйста, Ленни.

— Дарси и Лори…

— Мы, Ленни. Мы уйдем отсюда. Уж не думаешь ли ты, что они переживут эту ночь?

Лен облизал губы и на мгновение задумался.

— Нет. — Он принес аптечку и приложил ей на плечо небольшой болеутоляющий пластырь. Она неглубоко, но облегченно вздохнула — боль отпустила ее плечо.

— Иди и заводи двигатели, — попросила она. — А я позабочусь обо всем этом. Я еще никогда не была тебе обузой. — Она стала рыться в аптечке, пытаясь найти упаковку медицинского наноника.

Лен вышел на палубу и, отвязав силиконовые швартовочные канаты «Кугана», бросил их концы за борт. Это были дорогие канаты, и их было непросто достать, но потребовалось бы еще пятнадцать минут, чтобы выбрать их и сложить, как положено.

Быстрый переход