Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Но не мне Америка обязана своим огромным успехом—Америка должна низко поклониться Мисси О'Брайен, чьими трудами нам достались эти запасы стратегического сырья. Именно Мисси О'Брайен-Эбрамс и есть та самая «Леди», имя которой должно быть вписано золотыми буквами в историю США.

Джини закончила выступление; ведущий поблагодарил ее и сказал, что через несколько часов по той же программе состоится теледискуссия на эту тему.

– Ну как? – проговорил Кэл, выключая телевизор. – Все закончилось хорошо, не так ли?

Но Мисси не ответила. Она молча смотрела на погасший экран и думала о чем-то своем.

– Скоро Джини приедет сюда, – улыбнулся Уоррендер. – Может быть, пока суд да дело, попросим еще чайку?

Он нажал кнопку звонка, и через несколько минут на пороге палаты появилась сестра Милгрим с подносом: с тревогой посмотрела она сначала на Мисси, а потом на Кэла.

– Мистер Уоррендер ни в чем не виноват, – спокойно произнесла Мисси. – Я просто задумалась о своей жизни.

Кэл внимательно посмотрел на старую женщину, и ему стало ясно, откуда у Джини столько силы. Мисси О'Брайен – женщина, вынесшая на своих хрупких плечах тяжкие испытания, – научила эту девушку не бояться опасностей и во всем слушаться голоса совести.

Вдруг дверь в палату распахнулась: Кэл встретился взглядом с Джини Риз…

– Ну как? – спросила она, с лукавой улыбкой глядя на Кэла.

– Вы были просто великолепны, – ответил он.

Девушка подбежала к Мисси и, опустившись на колени у ее ног, взяла старую женщину за руку. Несколько минут они молча смотрели друг другу в глаза, и, хотя они не обменялись ни единым словом, Кэл не мог отделаться от ощущения, что подслушивает чужой разговор. Он знал, что Мисси и Джини понимают друг друга без слов.

Вздохнув, Джини положила голову на колени «бабушке», и Мисси ласково погладила ее по белокурым прядям.

Старая женщина посмотрела на Джини, потом на Кэла, после чего взяла со столика фотографию князя Михаила…

– Знаешь, Миша, – проговорила она, глядя на потускневший от времени снимок, – иногда я начинаю сомневаться: неужели все это было на самом деле? Неужели я действительно любила тебя, а ты – меня?

Глубоко вздохнув, она поставила фотографию обратно и закончила:

– И иногда я задаю себе вопрос: а может быть, вся моя жизнь была основана лишь на вздорных мечтаниях семнадцатилетней девочки, начитавшейся романтических повестей?

Старая женщина откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Джини ласково гладила ее по руке – она отлично понимала, что хочет сказать ей Мисси: прошлое есть прошлое, а жить надо настоящим. Взгляд девушки снова встретился с взглядом Кэла – с его добрыми, проницательными карими глазами – и она улыбнулась…

Быстрый переход
Мы в Instagram