Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
 – Семь процентов от стоимости камня.

Их взгляды встретились.

– Ничего не могу вам гарантировать, – ответил Эбисс. – Вам, должно быть, известно, что изумруды – самые хрупкие камни на свете. Один неверный удар – и это чудо превратится в крошки, пригодные разве что для дешевых сережек. И потом, как бы ни были дороги два изумруда по сорок пять карат – они все равно будут намного дешевле одного такого камня!

Девушка вытерла платком пот со лба: в мастерской Эбисса не было кондиционера – стояла ужасная духота, посетительнице хотелось поскорее закончить разговор и выйти из смрадного помещения.

– Сколько вам нужно времени? – резко спросила она.

Ювелир прищурил свои свинячьи глазки и лукаво улыбнулся.

– Пятнадцать процентов. – Он закашлялся. Девушка пристально посмотрела на него: они уже испробовали двух ювелиров – одного в Амстердаме, другого – в Израиле. Ни один из них не согласился взяться за такую работу. Если откажется Эбисс – больше обращаться будет не к кому.

– Десять процентов, – проговорила она, поднимаясь со стула. Ее взгляд был устремлен на жирную дрожащую руку, сжимавшую бесценный изумруд. – Не знаю, может, нам стоит обратиться к кому-нибудь из амстердамских мастеров.

– Хорошо, десять, – Эбисс решил больше не торговаться.

– В вашем распоряжении один месяц, – сказала девушка, поднимая с пола сумку.

– Месяц?! – задохнулся ювелир. – Совершенно невозможно. Мне нужно исследовать камень, я должен рассмотреть каждый микрон. На это уйдет никак не менее года.

– Один месяц и десять процентов. Таковы мои условия. Вы согласны или нет?

Девушка нетерпеливо барабанила пальцами по крышке стола, пока ювелир озадаченно смотрел на нее. Наконец его губы вытянулись в некое подобие улыбки:

– Ну что ж, давайте попробуем… Девушка кивнула и взялась за дверную ручку:

– Мы умеем быть благодарными, мистер Эбисс. Если вы не станете жадничать сверх меры, вы сможете стать очень богатым человеком. – Она снова посмотрела в глаза ювелиру. – А если вы все-таки пожадничаете – пеняйте на себя. Мои друзья знают, как поступать в подобных случаях!

С этими словами она поспешно перешагнула через порог мастерской, захлопнула за собой дверь и, опрометью миновав полутемную лестницу, исчезла во тьме бангкокской ночи.

 

ЧАСТЬ 1

 

ГЛАВА 1

 

Москва

По одной из московских магистралей ехал черный «ЗИЛ». Огромный лимузин несся в сторону Кремля, не обращая внимания на светофоры, по центральному ряду проспекта – полосе движения, недоступной для простых смертных. На заднем сиденье автомобиля сидел благообразный седой человек. Это был маршал Советского Союза Сергей Соловский – один из наиболее влиятельных людей в Политбюро. За плечами Соловского была долгая и трудная жизнь. Прежде чем получить свой нынешний кабинет за кремлевской стеной, он много лет провел в Сибири – это было при Сталине, а потом вынужден был прозябать еще несколько лет в провинции – на этот раз из-за неуемной похоти Булганина, пытавшегося завести роман с женой Соловского – очаровательной молодой балериной. Вспоминая свое прошлое, Соловский всегда с гораздо большей теплотой говорил о Сибири – провинция вызывала в памяти маршала воспоминания детства, а он этого не любил.

Соловский зашел в свой кабинет – на массивном дубовом столе с витыми ножками лежал каталог проходившего в этом году в Женеве аукциона «Кристи». Рядом с каталогом – записка от председателя КГБ генерал-майора Бориса Соловского, брата и вместе с тем заклятого врага Сергея.

Быстрый переход
Мы в Instagram