Loading...
Изменить размер шрифта - +
Борис обращал внимание маршала на информацию, помещенную на пятнадцатой странице каталога: на аукционе был выставлен необработанный изумруд очень крупного размера и удивительной чистоты. Маршал снова перечитал записку Бориса:

«Хотя представленный на аукционе изумруд более чем в два раза меньше знаменитого изумруда Ивановых, у меня нет никаких сомнений, что это часть того же камня. Во всем мире не было подобных ему изумрудов. Я абсолютно уверен, что камень был разрезан по меньшей мере на две части и теперь будет выставлен на торгах. Вторая половина, скорее всего, появится через некоторое время, когда ценители забудут о камне, проданном на аукционе «Кристи» в этом году. Учитывая тот факт, что в прошлом году на торгах был выставлен бриллиант, по нашим предположениям, из того же источника, мы надеемся, что кто-то стал распродавать сокровища Ивановых. Наконец-то».

Сергей Соловский снова заглянул в каталог: интересно, кто владелец дивного изумруда? Увы, его имя не было указано – камень значился как «Достояние Леди». Сергей сел в кресло и задумался. Он хорошо понимал, что имеет в виду Борис. Шефа КГБ интересовали не столько миллиарды семьи Ивановых, лежавшие в швейцарских банках, сколько тот человек, который выставил на аукцион знаменитый изумруд. Борис вышел на след – теперь ему надо найти эту загадочную «Леди» и любой ценой доставить в Россию – пока хозяйку камня не нашли другие. Борис Соловский был лично заинтересован в успехе этой охоты.

Сергей пригладил седую шевелюру. В памяти старого маршала снова встала история семьи Ивановых. Да, это была его судьба… Маршал позвонил по внутреннему телефону своему секретарю и попросил соединить его с сыном, дипломатом Валентином Соловским.

 

Вашингтон

На секретное совещание в Белом Доме собрались шесть человек: сам Президент, госсекретарь, министр обороны, представитель управления по контролю над вооружениями и разоружению, директор ЦРУ и представитель Совета Национальной безопасности. На овальном столе перед каждым из них лежали экземпляры каталога аукциона «Кристи». С докладом выступал Кэл Уоррендер – высокий, красивый мужчина с волевым лицом. В свои тридцать восемь лет он успел сделать блестящую карьеру в Совете Национальной безопасности, ловко лавируя между Белым Домом и Госдепартаментом. И Президент, и госсекретарь прислушивались к его мнению – вот и сейчас оба внимательно слушали доклад Кэла.

Кэл рассказал собравшимся, что он был на женевском аукционе под видом профессионального скупщика драгоценностей и проконсультировался с лучшими экспертами, которые в один голос утверждали, что лот, выставленный на продажу, был частью знаменитого изумруда Ивановых.

– Изумруды – хрупкие камни, – говорил Кэл. – Те, кто решился разрезать изумруд Ивановых, шли на огромный риск. У них были все шансы остаться с кучей никому не нужного зеленого мусора. Только настоящий мастер мог взяться за такую работу. Во всем мире есть лишь трое ювелиров такого уровня: один из них живет в Амстердаме, другой – в Израиле, третий – в Бангкоке. Эти трое известны еще тем, что умеют держать язык за зубами – к ним часто обращаются с подобными деликатными просьбами. Стоит нам выяснить, кто из трех взялся за это дело – мы найдем и загадочную «Леди». Во всяком случае, начинать поиски надо с ювелира.

Кэл протянул Президенту выцветшую от времени фотографию – на ней была запечатлена молодая красавица с непонятной печалью в глазах. Ее голову украшала бриллиантовая диадема с огромным изумрудом посередине. Кэл объяснил, что этот снимок был сделан в 1909 г. в русской столице Санкт-Петербурге. Печальная красавица в диадеме – княгиня Аннушка Иванова в день своей свадьбы.

– Кем бы ни оказалась незнакомка, продавшая изумруд, – произнес Президент, – только она поможет нам найти ответ на вопрос, который мы пытаемся разрешить вот уже семьдесят лет.

Быстрый переход