Изменить размер шрифта - +
Александр испытывал в ее присутствии приятное расслабление, которому старался не поддаваться. Контроль, который он воспитывал в себе всю жизнь, заставил его взять себя в руки, чтобы не поддаваться ее чарам. Он с силой погасил сигарету в пепельнице:

— Вы закончили, мисс Гамильтон?

— Ева! Ради бога, мы же знакомы уже много лет. — Она нетерпеливо подошла к балконной двери и распахнула ее. Стоя спиной к принцу, она смотрела вдаль, как будто не замечая его присутствия.

Он поднял брови от такого нарушения протокола, потом медленная улыбка появилась на его твердых губах.

— Ева, — повторил он, и некоторое время имя как будто висело в воздухе, — мне кажется, у нас возникло недопонимание. Я совершенно не собирался критиковать вашу позицию, ведь, как я уже сказал, я ни разу не видел представления.

— И никогда не увидите, если наши переговоры так пойдут и дальше.

— О нет, мне тогда придется иметь дело с Бри. Я предпочитаю не сталкиваться с ней, когда она в гневе. Прошу вас, сядьте. — И когда Ева повернулась, Александр удержался от повелительного жеста, мягко повторив: — Пожалуйста.

Она повиновалась, но оставила балконную дверь открытой, отчего стал слышен шум моря, а кабинет наполнился душистым ароматом роз из сада.

— Уже сижу. — Она села, положив ногу на ногу.

Ему была неприятна такая ее самоуверенность, но в то же время восхищала независимая, немного жесткая манера вести разговор. Александр сам не мог разобраться в противоречивости чувств, которые вызывала Ева. Одно было ясно — она с самого первого появления в Кордине привлекла его внимание, и хотя у него сложилось о ней неоднозначное мнение, смутное непонятное влечение, которое она вызвала, беспокоило его. Он сел вслед за ней на свое место и посмотрел на нее.

— Как член королевского дома и как президент Центра, в котором должно состояться представление, я должен тщательно подходить к программе выступления и выбору трупп. В данном случае мне приходится руководствоваться мнением Габриелы. Но прошу вас, давайте попробуем заключить соглашение.

— Вы считаете, это возможно?

— Возможно.

Ева прежде всего была деловой женщиной. Когда речь шла о контрактах, все эмоции отходили на задний план и не влияли на ее решение. И в этом случае не должно быть исключения.

— Мне необходимо снова осмотреть театр и убедиться, что наше представление может там состояться, что обстановка, сцена позволят дать зрителю необходимые впечатления и что актерам будут предоставлены все удобства. Ведь наши спектакли в течение месяца будут благотворительными, следовательно, деньги пойдут в фонд помощи детям. Надо просчитать наши затраты и выручку. Но что касается предварительных прослушиваний — их не будет.

— Я позабочусь, чтобы вас проводили и показали наш Центр. Наши юристы обсудят и подготовят контракт. Что касается художественной части, — Александр задумчиво побарабанил пальцами по столу, — я вполне полагаюсь на вас, уважая ваше мнение профессионала. Но тем не менее не собираюсь безрассудно отдаваться в ваши руки. Мое предложение — одно представление в неделю, всего четыре представления. Но все должно быть согласовано с Центром.

— То есть с вами.

Он чисто королевским жестом пожал плечами:

— Как вам угодно.

Ей это не понравилось, чего она не собиралась скрывать.

— Но вы не разбираетесь в тонкостях сценического искусства.

— Простите?

— Что вы понимаете в театре? Вы политик, а не театральный деятель. — В ее голосе прозвучало почти неуловимое превосходство. — Почему я должна тащить своих актеров за тысячи миль, заплатить им лишь незначительную часть обычного гонорара, чтобы позволить вам вмешиваться в театральное действие, в котором вы не разбираетесь.

Быстрый переход
Мы в Instagram