Изменить размер шрифта - +
Телефон небесной канцелярии молчал. – Господи! – Эшли попятилась к дому.

Желтые глаза смотрели на нее из темноты. Яркие, голодные, злые.

– Нет! – Сердце бешено забилось в груди. Желание мстить сменилось желанием спасти свою жизнь. Зверь здесь. Он забрал сначала дочь, а теперь пришел за матерью. Страх пересилил ненависть и отчаяние. Инстинкты очистили разум, придали сил. Эшли развернулась и побежала обратно в дом. Зверь зарычал. Бросился за ней следом. – Нет! – Эшли захлопнула дверь, в которую тут же ударил зверь, разбил стекла. – Нет! – Эшли закрыла задвижки. Зверь снова ударил в дверь. Затрещало дерево. Разбитые стекла порезали Эшли ступни. – Черт! – Она схватила телефон. Набрала трясущимися руками 911. Поняла, что не дождется. Выбросила трубку и побежала наверх. Снова зазвенело стекло. Хлопнула дверь, ведущая во двор. – Черт! – Эшли отчитала себя за неосмотрительность, но пытаться что-то исправить было поздно. Зверь проник в дом. Эшли не видела его. Лишь желтые глаза, склонившиеся к полу. Он нюхал ее кровь. Он искал ее след. – Черт! – Эшли бросилась в ближайшую комнату. Закрыла дверь. Придвинула к ней тяжелый шкаф. – Господи, пусть он уйдет! – взмолилась она, прячась за кроваткой Вики, но не замечая этого, не вспоминая дочь. Сейчас были только инстинкты. – Господи! – Зверь ударил в дверь, сдвигая шкаф. Черная лапа просунулась в образовавшуюся щель. – Нет! – Эшли навалилась на шкаф, пытаясь закрыть дверь, но в этой борьбе у нее не было шансов.

 

 

– Для опознания кого? – спросил Дин, но в трубке были уже гудки.

Он одевался в какой-то прострации. Выбрал лучший костюм. Побрился. Начистил ботинки.

– Господи, Дин! – помощник шерифа Допс встретил его на входе в морг. Посмотрел на голубой галстук, на отутюженные брюки. «Не в этой ли одежде он был на своей свадьбе?» – подумал Допс, но спросить не решился. – Уверен, что в порядке?

Дин кивнул. Они прошли в морг. Помощник коронера выкатил из холодильника тело Эшли. Вернее, то, что осталось от Эшли.

– Это она, – сказал Дин, вглядываясь в знакомое лицо. Протянул руку и попытался отдернуть прорезиненную простыню, чтобы увидеть тело.

– Не надо, Дин, – попытался остановить его Допс.

– Я должен.

– Нет, – Допс сжал его кисть, но рука друга оказалась сильнее. – Дин… – он замолчал. Женщина, которую он знал, с которой обедал, встречался на улице, учился в одной школе, была… Допс пытался, но не мог подобрать нужного слова. – Господи! – Он посмотрел на Дина. Менее чем за месяц парень потерял двоих. Какие слова тут могут помочь? «Все будет хорошо» или «я понимаю тебя», а может, «все образуется»? Нет. Ничего не поможет. Человек держал на руках своего мертвого ребенка, а теперь пришел опознать тело любимой женщины. Какие слова он хочет услышать? Наверное, уже никаких. Просто кто-то на небесах перепутал его личное дело и бросил не в ту папку. – Дин! – Допс разжал его пальцы и укрыл тело Эшли простыней. – Пойдем, Дин.

– Нет.

– Ты не можешь остаться здесь.

– Почему?

– Потому что… – Допс посмотрел на помощника коронера, словно выпрашивая у него помощи, хотя бы одного слова. – Потому что…

– Потому что они умерли? – помог ему Дин и как-то отрешенно кивнул.

Быстрый переход