Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
В какой-то момент музыка заглушила завывания грозного вихря, а дикое выражение радости на лицах плясавших подсказало Джарел, почему это произошло. Каким-то непостижимым образом им удалось победить дух. Нечто неизреченное таилось в звуках обезумевшей лютни и в этой немыслимой пляске, нечто сломившее силу двухсотлетнего неистового Андреда. Крепко прижимая к груди отсыревшую драгоценную шкатулку, она чувствовала, как ослабевало его могущество.

Но неужели эти странные люди хотели заполучить эту самую шкатулку? Ни один из них до сих пор не взглянул ни на саму Джарел, ни на то сокровище, которое она раздобыла. Все окружавшие ее лица были подняты к сводчатому потолку, все глаза обращены в темноту, словно они видели там самого Андреда и хотели дотянуться до него. Выражение безумной радости на их безумных лицах никак не было связано с тем, чем овладела Джарел.

Внезапно Джарел осознала, что безумная пляска прекратилась. Очарованная туманным мерцанием и танцем одержимых, она словно оцепенела. Ей казалось, что и она мчится вместе с ними, круг за кругом, и это странное ощущение полностью захватило все ее существо. Однако танцоры начали постепенно замедлять свои движения, и Джарел очнулась. Завывание ветра в темноте утихло, и она расслышала медленный глубокий вздох, прервавшийся, когда круг плясавших безумцев распался.

И еще один громкий глубокий вздох донесся до ее слуха и погасил ее сознание, как порыв ветра гасит пламя свечи…

Дневной свет, пробившийся в зал через узкие высокие окна, коснулся закрытых век Джарел. Она шевельнулась и поморщилась: все мышцы и кости ее болели от перенесенного ночью неистового натиска чужой могучей силы, а холодные камни, на которых она провела ночь, были такими жесткими! Она села, инстинктивно потянувшись за своим ножом. Нож лежал рядом с ней, и на нем запеклась кровь убитого ею ночью стража. Но шкатулка! Шкатулка!..

Однако в следующее мгновение паника, овладевшая было всем ее существом, сменилась радостью: она увидела эту заплесневелую драгоценность рядом с собой. Шкатулка спокойно лежала возле ее локтя. Маленькая шкатулка, окованные железом углы которой были изъедены ржавчиной, а кожа за два столетия покрылась мерзкой плесенью и была попорчена сыростью, стояла здесь, рядом, по-прежнему закрытая. Джарел схватила шкатулку и потрясла ее. И послышался мягкий звук, словно внутри что-то передвинулось – так шелестит под дуновением ветра лесная трава.

Движение и вздох где-то рядом привлекли ее внимание, и она в изумлении огляделась. Вокруг нее, образуя не совсем правильный круг, распростерлись тела ночных танцоров. Мертвы? Но нет, грудь каждого из них мерно поднималась и опускалась. Они спокойно дышали, а выражение лица Дамары, которая лежала ближе всех к Джарел, было полно такого откровенного пресыщения, что Джарел невольно отвела взгляд. Однако то же самое выражение застыло и на остальных лицах. Воительнице приходилось видывать бражников, отсыпавшихся после бурной попойки, однако выражение их лиц не могло идти ни в какое сравнение с тем, что она видела сейчас на лицах одержимых спутников Аларика. Припомнив тот безумный свет, которым горели их глаза нынче ночью, она не могла представить себе, какого же удовлетворения они достигли в темноте после того, как сознание покинуло ее…

 

Глава 6

 

За спиной женщины-воина раздались шаги, гулко звучавшие на каменных плитах, и она, развернувшись всем телом, встала на одно колено, сжимая в руке рукоятку ножа. Перед ней стоял Аларик. Он не вполне твердо держался на ногах и смотрел на нее сверху вниз, точно в полусне. Его ярко-алая туника была запыленной и грязной, словно он проспал в ней всю ночь на грязном полу и поднялся только сейчас. Он взъерошил волосы, зевнул и снова взглянул на Джарел, словно пытаясь собраться с мыслями и сконцентрировать на ней внимание.

– Я привел твоего коня, – равнодушно произнес он, и его глаза отрешенно скользнули по ее лицу.

Быстрый переход
Мы в Instagram