Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Теперь ты можешь уехать.

Джарел изумленно уставилась на него, и ее губы невольно раскрылись в недоверчивой улыбке. Но хозяин замка смотрел на нее невидящим взглядом. Его глаза нашли какую-то точку в пространстве и застыли на ней, словно Аларик вглядывался в какое-то приятное воспоминание, а Джарел для него попросту не существовала. Этот взгляд придавал его лицу невероятно безмятежное выражение.

– Н-но… – Джарел удивленно моргнула и показала шкатулку, ради которой она рисковала жизнью. Он снова попытался сосредоточиться, но довольно безуспешно. Во всяком случае, он успел лишь равнодушно сказать:

– Ах, это! Забери ее.

– Ты… ты знаешь, что это такое? Я думала, вы хотите…

Он пожал плечами.

– Я не мог объяснить тебе прошлой ночью, чего мы хотели от… Андреда. Поэтому я и сказал тебе, что мы искали сокровище. Это было тебе понятно. Но что касается этой дрянной маленькой шкатулки – я не знаю и не желаю знать, что в ней находится. Я получил нечто гораздо большее…

И его глаза вновь затуманились, воспоминанием. Он уставился в какую-то ему одному видимую точку.

– Тогда почему вы… спасли меня?

– Спасли тебя? – Он рассмеялся. – Да мы и не думали ни о тебе, ни о твоем сокровище этой ночью. Ты выполнила свою роль – теперь ты свободна.

– Выполнила… какую роль?

Помолчав еще мгновение, он сделал над собой усилие и вынырнул из своего полусна, чтобы ответить:

– Ты сделала то, для чего мы держали тебя здесь, – вызвала Андреда и отдала его в нашу власть. Твое счастье, что собаки учуяли, что тут происходило после того, как ты освободилась и встретилась с его духом в одиночку. И наше счастье тоже. Я думаю, что Андред не появился бы даже для того, чтобы забрать тебя, если бы он почувствовал наше присутствие. Не сомневайся – он боялся нас, и на то были причины.

Джарел долго молча смотрела на него. По ее спине пробежали мурашки, но, совладав наконец с собой, она спросила дрожащим шепотом:

– Кто вы?

Какое-то мгновение после этого вопроса она даже надеялась, что не услышит ответа. Однако он улыбнулся, и внутреннее уродство опять отчетливо проступило на его лице.

– Охотники за бессмертием, – спокойно ответил он. – Мы пьем бессмертие, когда мне удается найти его… Мы с моими людьми охотимся за теми темными силами, которыми обладают духи неистовых мертвецов, и иногда нам приходится путешествовать между пирами. – Он опять взглянул куда-то в прошлое. Продолжая смотреть куда-то, куда не было доступа ее взгляду, голосом, какого она до сих пор от него не слышала, он пробормотал: – Ни один простой смертный, не пробовавший этого, не в состоянии понять восторга, в который приводит этот напиток… бессмертия такого сильного духа, каким был дух Андреда… этого чувства черной силы, вливающейся в тебя, в сокровенные глубины твоего существа, а ты впускаешь в себя эту силу, и она укрепляет тебя, когда ты ее пьешь… чувствуешь… темноту, разливающуюся по всем твоим жилам, и это слаще любого вина, и куда крепче… Напиться бессмертия – радость, которую почти невозможно перенести.

Глядя на него, Джарел ощутила странный холодок в груди, и этот холодок пробежал по всему ее телу. Сделав над собой усилие, она отвела взгляд от его лица. Восторг, которым светились глаза Аларика, показался ей чем-то непристойным. Она не в силах была больше выносить это зрелище, даже так, через его слова и взгляд. Она поднялась на ноги, сжимая в руке заветную шкатулку и старательно не глядя ему в глаза.

– Тогда позволь мне уйти, – сказала она тихо, с непонятным самой себе смущением, словно ей довелось подсмотреть что-то непристойное и гадкое.

Быстрый переход