Изменить размер шрифта - +

Жену оговорили, а он по холую воет. Ну парод…

И только тут наконец стало возвращаться к Харру осознание собственного его тела. Сначала – шея. Щекотало что‑то, аж звон зудящий слышался. Затем руки. Ломило нещадно, так круто были они заведены назад и стянуты; да вон и концы блестящих жердин, что держат его под мышками. Ноги точно ватные, пятки крепко стоят, а носки сапог точно в воздухе… Ой!

По низу живота, а потом и по ляжкам потекло что‑то теплое. Никак обмочился со страха? Быть не может!

Он с усилием опустил глаза вниз, к груди, и увидел курчавую головенку. Мальца прикрутили к нему, сволота аларанская! Теперь ясно, что за потеху они себе устроили – сами за стенкою твердокаменной, а на него сейчас выпустят зверя разъяренного, вроде рогата, вином накачанного, как бывало в черные дни при дворе Полуглавого. Он напрягся что было мочи, чтобы крикнуть: дите‑то не губите, в чем оно‑то виновно! Но из онемевшей глотки не вырвалось даже хрипа, и голова бессильно свесилась, и он начал шарить глазами понизу, чтобы встретить свою погибель хотя бы взглядом.

Но там он не увидал ничего. Даже травы. Только что‑то леденящее, невидимое, как дыхание, подымающееся из угаданной только сейчас глубины. И звенело, звенело над ухом, словно для того, чтобы заглушить страшное слово, восстающее из памяти.

Прорва.

И тут он почувствовал, как скользкие жердины начинают тихонечко крутиться, уползая назад и освобождая его немощное тело от поддержки. З‑з‑з… з‑з‑з… Да отвяжись ты, нашла время! З‑з‑з… Бирюз‑з‑зовый… Бирюз‑з‑зовый… Он попытался напрячь мускулы, чтобы прижать к себе и удержать ускользающую опору, – тщетно. Тело клонилось вперед, и он уже видел уходящий в необозримую глубину ствол исполинского колодца. Солнце облизывало его края, не решаясь заглянуть дальше, где в затуманенной бесконечности не было не то что дна – вообще ничего!

…З‑з‑з… Бирюз‑з‑зовый…

Жизнь ускользала вместе с неверными опорами, и ему припомнились чьи‑то слова о том, что в последние мгновения перед смертным взором проходит весь пройденный от рождения путь. Кабы так! Не привиделась ему родная Тихри, где все люди как люди – ходили себе по дорогам или на худой конец – вдоль них; а вот его носило почему‑то поперек. И не замельтешили путаные тропки Многоступенья, по которым он, словно повинуясь чьей‑то чужой воле, кружил и петлял, только вот непонятно – зачем; да и выполнил ли он это неведомое ему самому предназначение? Во всяком случае, награда была невелика – видение Бирюзового Дола, голубая колокольчиковая марь, посланная не иначе как для того, чтобы заслонить самое страшное на этой земле – прорву ненасытную.

А она уже тянула его в себя своим мутным жерлом (бирюз‑з‑зовый… бирюз‑з‑зовый – надрывалась пирлипель, забравшаяся уже прямо на ухо), и в последний свой миг он внезапно понял, что то самое загадочное НИЧТО, которое он тщетно пытался вообразить, прыгая перед хохочущими дружинниками на небесной мураве Бирюзового Дола, – это вовсе не та черная непроницаемая стена, которую он, тихрианин до мозга костей; приравнивал к смертному рубежу, ибо смерть – это и есть НИЧТО; по сейчас, уже не чувствуя под своими ногами последней опоры, он осознал, что эта внезапно отворившаяся под ним сгустившаяся пустота – это и есть колдовское, магическое НИЧТО, уже летящее ему навстречу смертным ужасом бездонной пропасти.

Бирюз‑з‑зовый Дол… – как ни в чем не бывало продолжала петь беззаботная пирлюшка, запутавшаяся в его седых волосах. Или это звенели небесные колокольчики ниспосланного ему видения?

Бирюзовый Дол…

И не стало на неприветной земле Ала‑Рани веселого менестреля Харра по‑Харрады, так и не успевшего пропеть ни единой песни.

Быстрый переход
Мы в Instagram