Изменить размер шрифта - +

– Это «Кормчий», – воскликнул Альберт. – Очертания старого звездолета.

Стереообъем дымно сиял, и в нем плыла одинокая темная точка. Это мог быть любой звездолет – и старый, и новый.

– Ора в луче! – крикнул Альберт.

Ора летела навстречу, быстро увеличиваясь в тумане стереоэкрана. Это были пока наши импульсы, отраженные от нее, потом стали действовать ее собственные, от отосланной на Ору установки СПВ‑2. Мы увидели зал Звездных Приемов, много людей, среди них Веру, Ольгу, Аллана, Мартына Спыхальского.

– Так что же? – сказал Спыхальский с подходящей случаю торжественностью. – Откроем первую быстродействующую галактическую передачу? Ора докладывает Земле: мы в луче.

Я ответил за всех, находившихся на станции, а также за всех, кто в этот момент слушал и наблюдал нас на планете:

– Земля горячо обнимает вас!

Спыхальский доложил, что установка СВП‑2 пущена в срок, налажена связь со звездолетами и близкими светилами. Связь работает отлично. «Звезда со звездою говорит напрямую, запаздываний нет!»– объявил он.

Альберт сказал мне:

– Введен еще один канал на Ору. Предоставляется вам лично на три минуты для срочной передачи. Куда сфокусировать?

Я удивился: зачем мне личная передача, да еще срочная?

– У меня нет секретов. Сфокусируйте в обычный видеостолб.

После этого я увидел Фиолу.

Она была с подругами в тех же садах, превращавших полдень в сумерки. И подруги, и она вспыхнули столбами пламени в полутьме сада, лишь потом стали различимы их лица.

– Фиола! – крикнул я в восторге. – Фиола!

– Здравствуй, Эли! – пела и сияла она. – Я вижу тебя на далекой Земле! Здравствуй, Эли! Я знаю, ты был болен.

Я несколько раз повторил: «Фиола, милая Фиола!», а она отвечала: «Здравствуй, Эли, как ты себя чувствуешь?»

– Великолепно, Фиола! – воскликнул я. Мне и вправду казалось, что никогда я не чувствовал себя так хорошо. – А ты? Скажи, как ты, Фиола?

– Я тоже. Я хочу тебя видеть, Эли!

– И я тебя!

– Прилетай!

Тут нам сказали, что три минуты кончились.

Когда Фиолу выключили, Мери холодно заговорила:

– Подруга ваша, бесспорно, красочна, но внешность у нее довольно нечеловеческая. Будете на Веге, передайте вашей змее поклон от земных девушек.

Я громко рассмеялся. Мери посмотрела на меня с возмущением. Она собиралась сказать что‑то очень язвительное, но в это время в стереообъеме появилась Вера.

– Мы заканчиваем подготовку экспедиции, – сказала Вера. – Сообщаем Большому Совету, что Галактический флот ждет приказа выступить в Персей. И мы ждем тебя, брат.

– Уже скоро, – ответил я. – Уже скоро, Вера.

– Перевожу луч на Гиады, – сказал Альберт.

Это было значительно дальше Оры, до Гиад сто двадцать светолет. Перед нами одна за другой появлялись планетные системы, в межзвездном пространстве были локированы четыре наших звездолета. Альберт усилил энергию излучения механизмов. В стереообъеме загорелись светила Плеяд.

– Это произошло здесь, – сказал я Жанне.

– Расстояние в пятьсот светолет, – объявил Альберт.

Плеяды были пусты. Ни один звездолет не мчался между светилами. Альберт перевел луч в центр звездной кучки, на Майю, он высвечивал пространство, где произошло сражение человеческой эскадры со звездной флотилией врага, – пространство было темно и мрачно, в нем еще не рассеялась пыль недавней битвы.

Одну за другой мы увидели все четыре планеты празднично яркой Электры – и ближнюю, окутанную дымом, и дальние, закованные в вечный лед, и среднюю, Сигму, где мы потеряли Андре.

Быстрый переход
Мы в Instagram