Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ему не суждено было на этот раз выиграть, загнать женщину, как лиса загоняет кролика. На этот раз ему предстояло узнать, что это такое — поражение.

Кейд знал, что он никогда не забудет и что всегда мысленным взором он будет видеть то, что представилось глазам: Тори с окровавленным лицом вцепилась, как кошка, в Дуайта, и его руки, сжимающие ее горло.

— Он будет все отрицать, — сказал Кейд. — Он наймет адвокатов. Но ничего не получится.

— Да, можешь положиться на агента Уильямс. Она завяжет его узлом. Бедная Лисси, — и Тори вздохнула, — как ей теперь жить?

Тори остановилась и стала собирать рассыпавшиеся из корзины цветы. Огонь в костре догорал, и угасающие его стрелы пронзали нависшую тень.

— Я в другой раз приду сюда с Фэйф. А сейчас мы побудем здесь вдвоем, ты и я.

И вместе они дошли до берега реки.

— Мы любили Хоуп и всегда будем ее помнить.

И Тори бросила в воду цветы.

— Наконец-то, Хоуп, я могу проститься с тобой как подобает.

На щеках у нее блестели слезы, когда она повернулась к Кейду.

— Я бы хотела завтра утром, в саду, в платье моей бабушки, выйти за тебя замуж.

Он поцеловал ее руку.

— Ты этого действительно хочешь?

— Да, хочу. Очень-очень хочу. И мне хочется полететь с тобой в Париж и сидеть за столиком уличного кафе и пить вино, и любить тебя на рассвете. А затем я хочу вернуться сюда и строить нашу с тобой жизнь.

— Мы ее уже строим.

Он притянул ее к себе.

Сквозь ветви на них скользили тонкие лучики солнечного света. С моха капало после дождя.

А по реке, тихо покачиваясь, плыли яркие цветы.

Быстрый переход