Изменить размер шрифта - +

     Радиоприемник развлекал их несколько дольше.
     Их обоих волновала музыка, в особенности плясовые мотивы, танцы.
     - Боже,  как  я  плясала  этот  танец!  -  вскричала  однажды  Брике,
заливаясь слезами.
     Пришлось перейти к иным развлечениям.
     Брике капризничала, требовала ежеминутно  зеркало,  изобретала  новые
прически, просила подводить ей глаза карандашом, белить и  румянить  лицо.
Раздражалась бестолковостью Лоран, которая никак не могла постигнуть  тайн
косметики.
     - Неужели вы не видите, - раздраженно говорила голова  Брике,  -  что
правый глаз подведен темнее левого. Поднимите зеркало выше.
     Она просила, чтобы ей принесли модные журналы и ткани,  и  заставляла
драпировать столик, на котором была укреплена ее голова.
     Она доходила до чудачества, заявив вдруг с  запоздалой  стыдливостью,
что не может спать в одной комнате с мужчиной.
     - Отгородите меня на ночь ширмой или, по крайней мере, хоть книгой.
     И Лоран делала "ширму" из большой раскрытой книги,  установив  ее  на
стеклянной доске у головы Брике.
     Не меньше хлопот доставлял и Тома.
     Однажды он потребовал вина. И профессор Керн принужден был  доставить
ему удовольствие опьянения,  вводя  в  питающие  растворы  небольшие  дозы
опьяняющих веществ.
     Иногда Тома и Брике пели  дуэтом.  Ослабленные  голосовые  связки  не
повиновались. Это был ужасный дуэт.
     - Мой бедный голос... Если бы вы могли слышать, как я пела раньше!  -
говорила Брике, и брови ее страдальчески поднимались вверх.
     Вечерами  на  них  нападало  раздумье.  Необычайность   существования
заставляла даже эти простые натуры  задумываться  над  вопросами  жизни  и
смерти.
     Брике верила в бессмертие. Тома был материалистом.
     - Конечно, мы бессмертны, - говорила голова Брике.  -  Если  бы  душа
умирала с телом, она не вернулась бы в голову.
     - А где у вас душа сидела: в голове или  в  теле?  -  ехидно  спросил
Тома.
     - Конечно, в теле была... везде была... - неуверенно отвечала  голова
Брике, подозревая в вопросе какой-то подвох.
     - Так что же, душа вашего тела безголовая теперь ходит на том свете?
     - Сами вы безголовый, - обиделась Брике.
     - Я-то с головой. Только она одна у меня и есть, - не унимался  Тома.
- А вот душа вашей головы не осталась на  том  свете?  По  этой  резиновой
кишке назад на землю вернулас

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram