Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Порядок. Через пятнадцать минут будут оба. Я считаю, что это правильное решение. Сами накосорезили — сами пусть и отвечают. Посмотрим, как они заговорят, когда их задницы некому будет прикрыть. Они и не с нами и без главарей…

— Шашлычок из свинины на двоих, — сказал Кулагин проходившей мимо официантке. — Темыч, давай подсчитаем, сколько мы дадим за одну голову?

— Надо стартовать с двух штук баксов, — ответил тот. — А там сколько запросят.

— Три — это крайняя цена. Если откажутся, озадачим кого-нибудь другого.

— Да вряд ли. Не думаю, что они будут сильно понтиться. Ребята-то правильные. Единственное что, так это могут запросить вперед. Ну, и отмаксаем половину. Какие проблемы. Им и этого за глаза.

— Возьми это на себя, — распорядился Кулагин.

— Ладушки.

Мазитов и Копнин не заставили себя долго ждать. Войдя в зал ресторана, они тут же направились к столику, за которым обедала четверка. Здороваясь, вновь прибывшие не произнесли ни слова. Только молча по-деловому пожали каждому руку.

— Садитесь, — Кулагин небрежно показал на стулья, которые принес Горшаков.

— Давно не виделись! Что, уже есть работка?

Мазитов перевернул стул спинкой к столу и сел на него верхом. Копнин приземлился справа.

Илья был в черном болоньевом плаще, который он снял при входе в кабак и небрежно набросил себе на руку. Малиновый пиджак с золотистыми, сверкающими в свете электрических ламп пуговицами был сильно измят на спине. Такой же, в тон пиджака, галстук туго стягивал воротничок аляповатой шелковой рубашки, которую Мазитов носил навыпуск. Коротко остриженные под полубокс русые волосы топорщились в разные стороны. Остроносые ботинки покрывал толстый слой пыли. Маленького роста, юркий, с высоким звенящим голосом, Мазитов чем-то напоминал мокрого воробья.

Копнин, в отличие от товарища, придавал большое значение своему внешнему виду. Вываренные до голубизны модные джинсы чуть ниже талии подхватывал широкий кожаный пояс с массивной металлической пряжкой. Левое запястье украшал толстый браслет из нескольких видов камней. Ансамбль завершали начищенные до блеска ботинки на небольших квадратных каблучках, которые при ходьбе издавали характерное цоканье.

— Есть, — ответил Кулагин. — Кстати, жратва вам будет позже. Я заказал свиной шашлык. Но сначала по делу. Артем, давай, объясни парням, что нам надо.

Горшаков наклонился над столом:

— Короче, мы подумали и решили, что тех, кто отказался вступать в коалицию, надо просто убрать. Начнем с троих борзых. Дальше посмотрим.

— Как? — Копнин придвинулся к столу.

— Как хочешь. Но чтоб было видно. Фишка в том, чтобы об этом узнало как можно больше народу. Возьмите для начала Малыгина. Он больше всех выступал. Ну, и… Коляна с Зубом.

— А Шумский? Это же он реально стоит за теми, кто не согласился, — вмешался Вершинский.

— Шумского пока не трогать! — оборвал его Кулагин. — Подождем. Я считаю, Несу надо дать время… Может, одумается.

— Ничего он не одумается, — не унимался Вершинский.

— Все, я сказал, — безапелляционно отрезал Кулагин.

Присутствующим стало ясно, что дальнейшее обсуждение этого вопроса бессмысленно.

— Ты не волнуйся, Толян, — встрял Мазитов. — Мы этих троих так красиво уделаем, что другим неповадно будет. Шумский первым сдрейфит.

В том, что сказал Мазитов, присутствующие нисколько не сомневались. В свое время в городе прогремело сообщение о жестоком убийстве одного из крупных партийных боссов.

Быстрый переход
Мы в Instagram