Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Он засунул пистолет в карман. Последовав его примеру, Кассиопея осторожно ступила на мост.

Малоун двинулся за ней.

Доски вибрировали от потока воды внизу. Коттон прикинул, что до противоположного конца было меньше ста футов, однако они окажутся подвешенными в воздухе, у всех на виду, лишенные возможности укрыться, и им придется двигаться из тени на солнечный свет. На противоположном берегу виднелось продолжение тропы, уходившей по каменистому откосу в заросли деревьев. Малоун различил над тропой высеченную в скале фигуру высотой футов пятнадцать – изображение Будды, как им и говорили.

Кассиопея обернулась к нему. Восточные глаза на европейском лице.

– Этот мост знавал лучшие дни.

– Надеюсь, по крайней мере еще один день у него остался.

Она ухватилась за канаты, на которых была подвешена переправа.

Малоун тоже крепко обвил пальцами грубые веревки, затем принял решение.

– Я пойду первым.

– Это еще почему?

– Я тяжелее. Если доски выдержат меня, тебя они выдержат и подавно.

– Поскольку с такой логикой я спорить не могу, – Кассиопея отступила в сторону, – прошу вас.

Малоун двинулся вперед, подстраиваясь под равномерное раскачивание.

Никаких признаков преследователей.

Он решил, что лучше идти быстрым шагом, чтобы не давать доскам время отреагировать на нагрузку. Кассиопея не отставала.

Внезапно сквозь рев бегущей воды послышался новый звук.

Глухой низкий гул. Вдалеке, но нарастающий.

Размеренный стук.

Выкрутив голову вправо, Малоун сначала разглядел мелькнувшую на скале тень, на расстоянии мили, там, где в реку, через которую переправлялись они с Кассиопеей, вливался под прямым углом другой поток.

Они уже добрались до середины. Мост держался, хотя мокрые замшелые доски прогибались, словно губка. Ладони Малоуна скользили по грубой пеньке, готовые в любое мгновение вцепиться мертвой хваткой, если опора под ногами провалится.

Отдаленная тень увеличивалась в размерах, затем показался отчетливый силуэт штурмового вертолета АХ-1 «Кобра». Американского производства, однако утешения в этом не было. Такие машины были и у Пакистана; Вашингтон поставлял их своему ненадежному союзнику в войне с терроризмом.

«Кобра» летела прямо на мост. Двухлопастный несущий винт, два двигателя, вертолет мог нести двадцатимиллиметровые автоматические пушки, противотанковые управляемые реактивные снаряды и ракеты класса «воздух-воздух». Стремительный, как шмель, и такой же маневренный.

– По-моему, он не собирается нам помогать, – услышал Малоун голос Кассиопеи.

Он согласился, однако не было необходимости высказывать вслух, что он был прав с самого начала. Их заманили сюда с одной определенной целью.

Будь проклят этот сукин сын…

Вертолет открыл огонь.

Ровная череда хлопков выстрелов. Очередь двадцатимиллиметровых снарядов устремилась к цели.

Малоун распластался на животе на досках моста и перекатился на бок, глядя между ног на то, как Кассиопея сделала то же самое. «Кобра» с ревом неслась прямо на них, засасывая турбинами сухой прозрачный воздух. Снаряды нашли мост, в бешеной ярости раздирая доски и пеньку.

Раздалась новая очередь.

Нацеленная на десять футов пространства, отделяющего Малоуна от Кассиопеи.

Увидев в ее глазах ярость, он проводил взглядом, как она выхватила пистолет, поднялась на колено и выстрелила в кабину вертолета. Но Малоун понимал, что бронированные листы и скорость движения под сто семьдесят миль в час сводили до нуля шансы нанести врагу хоть какое-либо повреждение.

– Ложись, черт бы тебя побрал! – заорал он.

Еще одна очередь снарядов аннигилировала мост между ним и Кассиопеей.

Быстрый переход
Мы в Instagram