Изменить размер шрифта - +

– Дол? Ты меня слышишь?

Лукас.

Я шевелю губами, пытаясь произнести некое слово. Оказывается, сделать это куда труднее, чем мне помнится.

– Тима… – наконец хриплю я.

Лукас улыбается, глядя на меня сверху вниз:

– С Тимой все в порядке. Она пока без сознания, но все будет хорошо.

Я поворачиваю голову и вижу Тиму, лежащую в грязи рядом со мной. Тиму, ее тощего пса, кактусы и звезды. И ничего больше.

Брут повизгивает, скулит, облизывая татуированную руку девушки, которая кажется залитой кровью.

– Хорошо? Ты этого не знаешь, – звучит в темноте чей-то голос.

Ро.

Теперь я вижу, что он стоит по другую сторону от Лукаса, подбрасывая в костер сухие шары перекати-поля. Ро ощущается не просто как теплый… не для меня. Он внутренне горит. Я бы его где угодно почувствовала.

Лукас растирает мои ладони.

– Но я действительно это знаю. – Он оглядывается через плечо. – Потому что, если бы с Тимой не было все в порядке, мы все были бы уже мертвы. Как ты думаешь, кто смягчил наше падение?

Тима. Должно быть, это сработало. Должно быть, она это сделала.

Я наконец вспоминаю яркий голубой свет, вспыхнувший вокруг Тимы как раз в тот момент, когда мы упали на землю. Потом отчаянный удар, жар взорвавшейся вертушки – и больше ничего.

Я с трудом сажусь. Не знаю, как здесь очутились, но мы уже вдали от места катастрофы. Я вижу лишь черный дым в стороне. И даже здесь чувствую запах.

Кашляю, стараясь избавиться от него.

Лукас передвигает меня, и вот я уже прислоняюсь спиной к какому-то камню. Через секунду рядом со мной оказывается Ро, прижимает к моим губам жестянку. Вода катится по моему горлу, и оно сжимается от холода.

Я не в силах отвести взгляд от горящей вертушки. От металлического каркаса, который был нашим единственным шансом сбежать от симпов и очутиться в безопасности, а теперь охвачен огнем, как и все остальное. И тут…

ПОППОППОППОП…

Длинная очередь быстрых коротких звуков застает меня врасплох. Это похоже на выстрелы, но такое невозможно. Только не здесь.

– Что это было?

Фортис вздыхает где-то в темноте неподалеку от меня.

– Фейерверк, милая. Это наши боеприпасы горят вместе с нашей птичкой.

Он уходит в сторону огня.

ПОППОППОППОП.

Вот и все, думаю я. Наши мечты прожить еще один день лопаются, как пузыри. Как кукурузные зерна на горячей сковородке в очаге Биггера.

ПОППОППОП…

Исчезло, исчезло, исчезло, думаю я. Исчезли шансы преуспеть в нашей невозможной миссии – избавить мир от двенадцати остальных Икон.

ПОППОП…

Догорает наша надежда добраться до следующей Иконы… не говоря о том, чтобы ее разрушить.

ПОП…

Я стараюсь больше ни о чем не думать. Уж слишком все мрачно. Я просто наблюдаю. Пламя могло бы взметнуться выше деревьев, если бы здесь были какие-нибудь деревья. Но все, что я вижу, кроме огня, если не считать нас пятерых, – это пространство пустыни, которое постепенно поднимается и переходит в камни, холмы, горы… Неровное пространство неопрятных кустов и сланца.

Быстрый переход