Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ну а потом занимаем их место. Наша элита соответственно оказывается на первых ролях. Ну, и начинаем делать то, что до сих пор делали они, то есть обдирать весь мир в свою пользу.
  Соблазн предательства элиты, наконец, исчезает. Ибо нет смысла кому-то продаваться, если ты и так самый богатый и сильный. Логичнее других покупать.
  - Так это и есть ваша мечта? - усмехнулся Берия.
  - Вовсе нет. Вариант с гнильцой, хотя и гораздо лучше периферийно-сырьевого компрадорского капитализма. Тот, я вас уверяю, совсем унизителен. Сам видел, как это выглядит. Очень не понравилось.
  Но и вариант с либеральной демократией, транснациональными корпорациями, правами педерастов, манипуляцией сознанием, неоколониализмом, гуманитарными бомбардировками и прочими постмодернами, мне не слишком симпатичен. Даже в том случае, если мы будем контролировать эти самые транснациональные корпорации и всем в мире заправлять. Эта "столбовая дорожка" явно ведет человечество в тупик. Что очень паршиво может для этого самого человечества кончиться. Я же ранее подробно расписал к чему у нас мир пришел. По-идее, нужен какой-то альтернативный проект, обеспечивающий планете более достойный вариант развития.
  - У нас уже есть такой, как вы выразились, проект, - заметил Берия. - Это построение коммунистического общества. Вполне достойный проект. Вы сами сказали, что очень многие эти идеи разделяют. Ведь что ни говори, даже мировую систему социализма удалось построить. Да, при ее строительстве, очевидно, были допущены серьезные ошибки, иначе бы она не рухнула. Но теперь мы можем избежать этих ошибок.
  Николай Иванович хмыкнул. - Хотелось бы верить, но верится с трудом. Как показала практика, подкуп туземных элит и игра на самых низменных чувствах гораздо эффективнее, чем коммунистические идеи и безвозмездная интернациональная помощь. В Европе система социализма фактически держалась на наших штыках. Европа привыкла жить за чужой счет, и менять свой образ жизни совершенно не собирается. Так что не стоит рассчитывать на благодарность тамошних пролетариев за помощь в построение у них социализма нашего образца. Если этот образец подразумевает отказ от колониальных преференций, то спасибо нам за это не скажут. И о коммунизме у них, как мне кажется, свое представление. В смысле, что все будет в шоколаде, все бесплатно, богатства будут литься широким потоком. И у каждого члена этого коммунистического общества будет не менее десятка китайских рабов. Гитлер вон тоже социализм строит, сами видите какой. Типичное проявление европейского духа.
  В колониях тоже непросто. Там, где, как у нас находились нормальные лидеры, действительно желающие вытащить свои страны из колониальной задницы, там что-то получалось. Хотя бы на время. Вот в Китае, например. Но если честно, то на руководстве большинства наших так называемых союзниках из третьего мира пробы некуда было ставить. Кроме лозунгов, облегчающих путь к власти, ничего в них от социализма не было. Брали от нас помощь, мотали нервы, а при первой же возможности продавались тем же американцам. Да и у нас, если разобраться. Как товарищ Сталин умер, так сразу элита страны твердо и уверенно вступила на путь загнивания и деградации. И так везде! Уж слишком соблазн велик все сдать и продать, а потом в свое удовольствие радоваться жизни на Западе.
  - А если мы устраним источник этого соблазна?
  - В смысле? - растерялся Николай Иванович.
  - В смысле, если некому будет покупать. Если по результатам войны таковых не останется. Что тогда?
  
  Эпилог
  
  После беседы с Берия, Николай Иванович вернулся домой в состоянии некой задумчивости. Что называется: "под впечатлением". С одной стороны, мысли Берия поначалу показались ему какими-то незрелыми, какими-то излишне идеологизированными.
Быстрый переход