Изменить размер шрифта - +

Уэнси продолжал обрабатывать рану, задавая вопросы:

— Вы знали, что ошиблись дорогой? Но почему же вы продолжали ехать в том же направлении, вместо того чтобы развернуться? Почему?

Карсон вытер губы здоровой рукой. Почему он не развернулся? Теперь это трудно объяснить. Он вспомнил, как тихонько посвистывал за рулем. Без этого трейлера, прикрепленного к машине жестким соединением, который он купил против своей воли, он чувствовал бы себя совсем счастливым. Но с этим придатком в двадцать футов длиной он ощущал себя очень стесненным в движениях. Без этого балласта он, вероятно, развернулся бы и выехал на освещенную дорогу.

«А радости жизни в трейлере? А другие удобства?» — думал Карсон.

Что касается его самого, то он был городским жителем. Он любил чувствовать тротуар под ногами. В общем, Карсон был совершенно доволен своей судьбой. И если он иногда и ссорился с молодой женой или, наоборот, тащил ее в постель, то всегда хотел ощущать добрые стены, отделяющие его от соседей.

Карсон был точен. Этот медовый месяц в общем оказался превосходным, он это признавал. Но если он рассчитывал найти уединенный уголок, то такового он не обнаружил. Потому что трейлер и буксиры не могли себе позволить остановиться где-нибудь, кроме специально отведенных для этого мест. Например, в кемпингах, где все и так забито автомобилями и малейшие детали частной жизни делались достоянием окружающих. Все знали, принимаете ли вы душ, ходите по-маленькому или развлекаетесь с женой.

В небольших дозах это занимательно, но супруги частенько боялись, что соседи могут услышать шум их любовных игр. Или в самый неподходящий момент раздавался стук в дверь: их приглашали принять участие в пикнике или какой-нибудь рыбак звал половить рыбку. В общем, жители кемпинга общительны и любят проводить время в компании, не думая о том, что некоторым парам это может не понравиться.

Тем не менее, Карсон и Шеннон умудрялись уединяться для интимного времяпровождения. При воспоминании об этом Карсон невольно испытывал трепет. И после скромности и недоступности Шеннон во время их досвадебного периода молодая женщина, надев на руку обручальное кольцо, безраздельно отдала себя мужу. Каждый раз, когда он хотел этого, независимо от того, было это днем или ночью.

«Может, я ошибаюсь, но, по моему мнению, было бы гораздо меньше разбитых браков, если бы женщина проводила столько времени в постели, сколько она проводит на кухне», — заявила как-то Шеннон.

Карсон думал, что это были две самые счастливые недели его жизни, конечно, за исключением происшествия на горе… Такие недели должны длиться вечно… А теперь? Что теперь?.. Тут он понял, что испытывает терпение помощника шерифа.

— Послушайте, мой друг, — говорил Уэнси. — Вы провели гнусные четверть часа, я это знаю, и это еще не кончилось. Но я вам задал вопрос. Вы сказали мне, что знали, что ошиблись дорогой, но почему же вместо того, чтобы развернуться, вы продолжали путь по этой незнакомой и неудобной дороге? Почему?

— По правде говоря, я и сам этого не знаю. К тому же, я чувствовал себя неуверенно при езде с трейлером. Я ехал с ним в первый раз. Потом мне не хотелось огорчать жену, упрекая ее в том, что она виновата в этой ошибке.

— Выехав на сто восемнадцатую, до какого места вы доехали?

— До перекрестка дорог, который находился приблизительно в тысяче футов от Мур-парка. По крайней мере так было написано на дорожном указателе: «Мур-парк», и ниже «Национальная сто один, десять миль», и еще стрелка указывала на пересекающую дорогу.

— Эти места я отлично знаю. Дальше…

— Мы остановились, чтобы обдумать, что нам делать дальше. Лично я хотел повернуть обратно, но Шеннон, после того как изучила карту, посчитала глупым делать двадцать миль зря, чтобы достичь Вентури, когда мы находились лишь в десяти милях от сто первой Национальной дороги.

Быстрый переход
Мы в Instagram