Изменить размер шрифта - +

Он оглядел враждебно настроенные создания, достаточно крепкие и реальные, чтобы убить его по слову Броки, и спросил Алор:

– Ты хочешь остаться здесь?

– Я хочу уйти от Лунного Огня с тобой, Дэвид, если можно. Если нет – я хочу умереть.

Яд еще не коснулся ее, и она пришла сюда не по своему желанию. Хотя она омылась в Лунном Огне, она была все еще в здравом уме.

Хит повернулся к Броне: – Ты видишь, она не дорожит тобой.

Лицо Броки потемнело от ярости. Он схватил Алор своими громадными руками и сказал:

– Ты останешься со мной. Ты – часть меня. Послушай, Алор, нет ничего, что я на мог бы дать тебе. Я построю другие замки, создам другие племена, покорю их и положу к твоим ногам. Бог и богиня будут вместе, Алор! Мы будем править миром!

– Я не богиня, – сказала Алор. – Отпусти меня.

– Сначала я убью тебя, – сказал Брока и кинул взгляд на Хита. – Я убью вас обоих.

– Разве высшие боги унижаются до того, чтобы раздавить муравья или червя! – заметил Хит. – Мы не достойны такой чести – ни она, ни я. Мы слабы, и даже Лунный Огонь не может дать нам силу. – Он заметил искру мысли в глазах Броки и продолжал: – Ты же всемогущ, нет ничего, чего бы ты не смог бы сделать. Зачем тебе груз подруги, слишком слабой, чтобы работать с тобой? Сотвори другую Алор, Брока! Сотвори Богиню, достойную тебя!

– Сотвори женщину, которая будет любить тебя, Брока, – добавила Алор, – а нас отпусти.

В полной тишине пирующие, танцоры и рабы стояли неподвижно, и их глаза блестели в ярком освещении.

Затем Брока кивнул: – Ладно. Встань, Алор.

Она встала. В лице варвара появилось выражение власти и дикой радости от возможности вылепить сердечное желание из ничего. Из золотого воздуха он выделил другую Алор. Это была не просто женщина, а смесь снега, пламени и чуда, так что рядом с ней настоящая Алор выглядела бесцветной и некрасивой.

Вторая Алор поднялась на трон, села рядом со своим создателем, взяла его за руку и улыбнулась.

Брока велел отпустить Хита. Хит подошел к Алор, и Брока сказал презрительно:

– Убирайтесь с моих глаз!

Они прошли сквозь толпу к двери, откуда Хита ввели сюда. Стояла прежняя тишина. И никто не шевельнулся.

Когда они дошли до прохода, он вдруг исчез. Осталась сплошная стена. Брока засмеялся со своего трона, и вея его компания взорвалась диким хохотом.

Хит крепче обнял Алор и пошел к другой двери, но она тоже исчезла, и издевательский смех снова зазвучал, отражаясь от свода.

– Думаете, я выпущу вас отсюда? – кричал Брока. – Вы оба предали меня, когда я был человеком! Даже бог может помнить!

Хит увидел, что стражники и другие приближаются, увидел их горящие глаза. Черный страх наполнил его, и он загородил собою Алор.

– Слабак! – кричал Брока. – Даже для спасения своей жизни ты не можешь творить!

Это была правда. Хит не решался. Люди-призраки тянулись к нему бездумными глазами, в их лицах выражалась жажда убить.

И вдруг пришло решение.

“Я не буду творить. Но я буду разрушать”. Руки людей-призраков протянулись и оттащили его от Алор. Он слышал их вопли и знал, что если он промахнется, их обоих разорвут на куски. Он призвал всю силу, что была в нем, всю свою любовь.

Лица людей-призраков стали корчиться и расплываться. Их руки ослабели, и вот они уж стали только тенями, туманной массой в крошечном замке снов.

Богиня Броки растаяла с драконьего трона, королевские доспехи Броки превратились в паутину воспоминаний, едва заметную на простой коже.

Брока вскочил с диким хриплым криком. И Хит почувствовал, как оба их мозга сомкнулись и закачались в этой странной борьбе.

Быстрый переход
Мы в Instagram