Изменить размер шрифта - +
На запястье тихо завибрировал портативный коммуникатор, безжалостно

вырывая его из тёплых воспоминаний.
— Эдуард Романович, выпуск новостей на центральном канале, — доложил референт и отключился. Вспыльчивый характер Шрецкого был всем хорошо

известен, и вышколенные сотрудники никогда не произносили лишних слов, не имеющих отношения к делу. Шрецкий коснулся сенсора и включил новости.

Из динамиков зашумел взволнованный голос диктора:
— ...снова обостряется. Как известно, после захвата террористами «Шельфа ООН» Соединённые Штаты Америки, не ставя в известность международное

сообщество, начали боевую операцию по освобождению месторождения. К вечеру вчерашнего дня Шельф был полностью захвачен вооружёнными силами США.

В ходе боя террористам удалось активировать один из двух ядерных зарядов, которыми они угрожали уничтожить месторождения, в результате чего

восемь из девяти добывающих платформ были уничтожены. Однако Вашингтон заявил, что проведённое обследование Шельфа показало, что ввиду большой

глубины и успешных действий своих вооружённых сил сам нефтяной резервуар Шельфа не пострадал. В настоящий момент спецслужбы США ведут полную

проверку оборудования Шельфа на предмет поиска возможных оставшихся в живых террористов и уточнения размеров необходимых восстановительных

работ. Тем временем биржевые цены на нефть подпрыгнули до фантастического значения. Час назад Белый Дом сделал заявление, что в связи с

неспособностью ООН обеспечить безопасность последнего нефтяного запаса США берут Шельф под свой контроль. Второй флот ВМС США, проводивший

операцию освобождения, срочно усиливается пятым и шестым флотами. Правительства более чем сорока стран-участниц ООН уже подали официальный

протест. В эти минуты срочно собирается Совет Безопасности... — Шрецкий выключил передачу и откинулся на роскошном сидении. «Плевать они хотели

на ваш Совет Безопасности», — подумал он и, щёлкнув ногтем по сенсору коммуникатора, спросил:
— Сколько ещё осталось до «Подземстроя»?
— Через пятнадцать минут будем на месте, Эдуард Романович. — Немедленно откликнулся референт.
«Хорошо — подумал Шрецкий, — посмотрим, как подготовлен уровень». Он взглянул на увлечённо играющего в какую-то очередную компьютерную битву с

пришёльцами сына. Мальчишка уже забыл о капризах по поводу некомфортной дороги и был всецело поглощён виртуальной мясорубкой. Сидевшая на

противоположном сидении гувернантка, имевшая ученую степень по педагогике, не отрывала взгляд от ребёнка. Шрецкий снова закрыл глаза и

погрузился в воспоминания.
Чутьё к прибыли у него было развито лучше, чем нюх у волка. Это он первым из представителей крупного бизнеса вложил средства в правительственную

программу «Подземстрой». Ещё пять лет назад, когда в стране уже заканчивались, но всё же ещё были свои нефть и газ, правительство под давлением

военных, поддерживаемых некоторыми политическими партиями, пытавшимися поднять свой рейтинг, приняло программу строительства огромных подземных

бункеров на случай ядерного конфликта. Формально конфликтовать было не с кем, однако ситуация с энергоносителями ухудшалась, в мире то и дело

вспыхивали вооружённые конфликты за обладание теми или иными местами разработки, да и в других экономически сильных государствах подобные

программы существовали и даже в некоторых случаях давали некоторое политическое преимущество партиям, являвшимся инициаторами строительства. В

итоге Программа была принята. Однако она была больше формальной, чем реальной, так как основные государственные средства который год были

брошены на исследования в области разработки альтернативных энергоносителей, и денег, действительно позволяющих организовать строительство в

необходимых для реализации программы масштабах, не было.
Быстрый переход
Мы в Instagram