Изменить размер шрифта - +
План этот наизусть знал каждый обитатель

Бункера, и десятки тысяч глаз сейчас всматривались в мониторы — Совет директоров пошёл навстречу множественным просьбам освещать встречу

спасателей в реальном времени. Через несколько минут экраны вздрогнули и вывели картинку из шлюза, в тот же момент на частоте экспедиции

раздался знакомый голос руководителя экспедиции. Родственник делал проверку связи, и директор по науке лично подтвердил качество приёма. Сорок

восьмой облегченно вздохнул: пока всё идёт хорошо. Вскоре камера была установлена и во второй секции шлюза. Первая секция закончила создание

подпора давлением, и ворота шлюза медленно распахнулись в темноту. Две серебристые фигурки с какими-то приборами в руках шагнули в темноту, и

некоторое время ничего не происходило, потом руководитель экспедиции сообщил, что выход неплотно завален обломками деревьев и снегом, после чего

группа приступила к расчистке.
Спустя сорок минут путь был свободен, и люди покинули поле зрения камеры. Радиосвязь резко ухудшилась, эфир был заполнен шумом и треском. Сквозь

щелчки и шипение помех с трудом удалось разобрать доклад руководителя. Кажется, согласно плану, научная часть группы приступила к поиску

подходящего места для установки мощного ретранслятора и каких-то ещё приборов, названия которых Сорок восьмой разобрать не сумел, а руководитель

с остальными двинулся в направлении предполагаемого местонахождения спасателей. И ещё вроде бы там, наверху, ночь, снег, холодно и ничего не

видно. И жутко фонит радиация. Вскоре связь с экспедицией пропала, видимо, люди отошли достаточно далеко от выхода. Витёк посмотрел на часы.

Минус пять часов, время до возвращения экспедиции. До окончания смены ещё семь, так что теперь оставалось только ждать, и старший смены

направился проверять несение службы на постах.


Витёк заговорщицки подмигнул и тронул сенсор. Двери лифта послушно разъехались в стороны, и Тринадцатый вошёл в кабину.
— Только быстро! Смотри, не заблудись там, — осклабился Сорок восьмой, — и ромашек дочкам не забудь.
Двери закрылись, и лифт понёс Тринадцатого вверх. На улице стоял ослепительный полдень, и ему пришлось минут пять стоять на месте, ожидая, пока

привыкшие к ровному искусственному свету Бункера глаза адаптируются к яркому солнечному свету. Вокруг царствовало тёплое и ласковое бабье лето.

Запасной выход Бункера открывался из небольшого холма посреди маленькой полянки, со всех сторон окружённой исполинскими соснами, сквозь густые

кроны которых до самой земли били длинные тонкие солнечные лучи. Их было великое множество повсюду, словно кто-то, побоявшись потерять солнце,

скрепил его с землёй невесомой паутиной, и теперь надёжно прикованное светило, натянув лучи, будто струны, стремительно мчалось куда-то сквозь

бесконечное лазурное небо, неся за собой Землю.
Тринадцатый подставил ладонь под солнечный луч. Тот немедленно принялся ласково греть кожу, отчего захотелось лечь, растянуться на траве и

смотреть, как без устали несёт Землю весело спешащее куда-то солнце. Но сперва надо было найти ромашки, Витёк очень просил. Тринадцатый

представил, как облепит рыжего папашу его не менее рыжая детвора и, улыбнувшись лучу, пошёл на поиски. Найти местечко с цветами, собрать

немного, а там, если останется время, можно будет немного и поваляться. Идти по траве в госпитальных тапочках было неудобно, трава упиралась в

открытые части ступни и норовила пощекотать. Тринадцатый уже очень давно не боялся щекотки, и это мелкое хулиганство со стороны травы его

забавляло. Деревья расступились, и он вышел на большую залитую солнцем поляну.
Быстрый переход
Мы в Instagram