Изменить размер шрифта - +
Дверь в сокровищницу была распахнута настежь, и при ней стояли Персен Смертоносный и Неуловимый Драч – без шлемов, но в доспехах и с обнаженными клинками. Остальные рыцари тоже были здесь; теснились у дверей, не пропуская писцов, и яростно спорили с блюстителем. До Клима донеслось: «Пересчитать и описать! Нет! Пока король не повелит… Пересчитать немедленно… мой долг… Утрись своим долгом! Сказано, сир: никто не войдет допрежь короля. Я – советник Левой Руки… Хоть правого яйца! Только по королевскому приказу. Но его величество еще не…»

– Величество уже здесь. – Клим стукнул в пол ножнами меча. – Тишина в кордегардии! Сир Персен, ты был за старшего. Докладывай!

Персен отсалютовал мечом.

– По твоему велению, государь, встали на стражу и караул удвоили. А опосля обеда началось. Тащат и тащат… сыплют и сыплют… мешками! Решил я вызвать советников и братьев-рыцарей – для лучшего сбережения.

– Что тащили и что сыпали? – поинтересовался Клим, шагая к дверям.

– Золото, государь! – подал голос блюститель. – Золото мешками от мастера Авундия. Без счета! А надобно его пересчитать и оприходовать. Казначея я не нашел, сам явился, да не пускают меня с писцами к сундукам.

– Только после короля и по его приказу! – рявкнул сир Олифант Беспощадный.

– Вас пусти! – поддержал его сир Верваг Суровый. – Пусти, и враз половины не будет.

– Разворуют, – добавил сир Жмых Стремительный. – За голенища сунут, в исподнее, под шляпы… Видели, знаем!

Лицо блюстителя побагровело.

– Да вы ума лишились, сиры! Лжа это, лжа поганая! Чтобы я хоть малость утаил! Годы беспорочной службы… двум прежним королям и нынешнему повелителю… Никогда и ни в одном глазу! Пусть рука моя отсохнет, если я…

Клим снова стукнул ножнами о камень:

– Тихо! Прекратить базар! Оставайтесь здесь, а ты, кудесник, пойдешь со мной.

Он перешагнул порог и на мгновение зажмурился. Золото сияло и сверкало, его победный блеск слепил глаза, туманил разум, и чудилось, что сокровищница от стены до стены наполнена тихим перезвоном монет. Всюду золото, в больших и малых сундуках, в ларцах и прямо на полу – высоким холмом, что доходил до груди. Груды золота, кучи золота! Без счета и без края!

Клим ухватил несколько монет. На них, как на уже знакомой ему серебряной, тоже были отчеканены крылатый дракон и корона в венке дубовых листьев. Монеты крупные, размером с юбилейный рубль советских времен, но толще и тяжелее. Рубли эти он помнил с детства – большие, солидные, не чета недомерку нынешних времен. Хоть не был тот рубль золотым, за ним стояла мощь огромной державы.

«А за этими – моя мощь! Моя сила!» – подумал Клим и стиснул монеты в кулаке.

– Обещал я Жинусу и Авундию веревку, а придется дать по ордену, – сказал он вслух. – Как считаешь, сир Дитбольд? Орден или иную награду? Скажем, кафтан с королевского плеча?

Но маг шутливого тона не принял – стоял и озирался в недоумении. Потом вцепился в бороду руками и произнес:

– Не понимаю, государь… Слишком, слишком много. Ты, помнится, требовал два сундука, один от Жинуса, другой от Авундия. А тут золота на тысячи хайборийских фунтов! И это меня беспокоит. Не такие они люди, чтобы лишнее давать.

– Я еще про золото эльфов спрашивал, что в долг взято. Может, это оно и есть? – высказал догадку Клим. – Испугались мошенники и отгрузили все полной мерой.

– Нет, твоя милость. Не в обычае эльфов чеканить монеты, и хоть не видел я их золота, но знаю, что было оно в слитках.

Быстрый переход
Мы в Instagram