Loading...
Изменить размер шрифта - +
Подняв глаза, чуть в обморок не упал, надо мной стоял крепкий парень и держал меня на прицеле пистолета. Не делая резких движений, я повернулся и посмотрел на стойку регистратуры, оттуда на меня смотрела девушка с красивым лицом и зелеными глазами.

- Парень, ты кто? - спросил обладатель камуфляжа и пистолета. - И почему я не видел, как ты вошел? - и он кивком указал на двери, ведущие из коридора.

- Не видел, потому что я в них не входил, а кто я такой, хоть убей, не помню, - такой ответ явно не понравился обладателю пистолета, а другого я дать пока что не мог.

- Стас, - наконец, дошло до девушки, - это же пациент из восьмой палаты, ну, той, что в конце коридора, который уже девять лет в коме.

- Ни хрена себе! - удивленно заявил Стас, убирая пистолет в кобуру и протягивая мне руку. - Ты так давно здесь прописался, что о тебе только врачи и медсестры помнят. А я только краем уха слышал. Выпить хочешь?

- Хочу, и даже больше чем хочу, - отозвался я, поднимаясь с помощью охранника и вертя головой по сторонам, в поисках стула.

Оглянувшись на дверь и усадив меня на ближайшую лавочку, Стас сунул руку в карман и протянул мне плоскую металлическую фляжку.

- Смотри, аккуратно пей, дрянь очень крепкая, - предупредил он, свинчивая крышку.

- А может, не надо? - спросила медсестра, по-прежнему глядя на нас из-за стойки.

- Надо, - отозвался я, делая большой глоток. Огненная жидкость понеслась по пищеводу, проясняя туман, царивший в голове.

- Не налегай, - посоветовал Стас, - а то хрен тебя знает, может, снова в кому впадешь.

С большим сожалением признавая его правоту, я оторвался от фляжки и задал вопрос, который меня уже давно волновал.

- Кто я?

Стас пожал плечами и посмотрел на медсестру.

- А чего ты на меня смотришь? - сказала девушка. - Мне десять лет было, когда он сюда попал.

- Хорошо, тогда как меня зовут?

Медсестра снова пожала плечами:

- Никто не знает, доктора называют тебя просто восьмой.

- Здорово, - улыбнулся я. - Кто я - неизвестно, как зовут - неизвестно, город хоть какой?

- Владимир, - отозвался Стас.

- А страна, надеюсь, Россия? - спросил я.

- Нет, восьмой, - улыбнувшись, отозвался охранник. - Такой страны нет уже восемь лет, как и всей остальной Европы и того мира, который ты знал. Город является столицей Владимирского княжества.

В голове щелкнуло, и свет снова погас.

Открыв глаза, я обнаружил, что прошло не так уж много времени. Стас все еще стоит рядом, а в руке у него стакан воды. Голова моя лежит на коленях девушки, а сам я лежу на лавке.

- Какого княжества? - разлепив онемевшие губы, спросил я.

- Владимирского, - повторил охранник.

- А какие еще есть?

- Ну, Новгородское, Московское, Питерское, Рязанское... Всего одиннадцать, подытожил он.

- А что с США?

- Нет больше такой страны, - сказал он, пожимая плечами. - Там хуже всего было, почти никого не осталось. Как и в Австралии.

- Хуже чего? - не понял я.

- Хуже всего, - повторил Стас.

- Да подожди ты, - сказала медсестра. - Он не понимает, поскольку попал сюда раньше, чем все началось.

- Что началось? - тупо спросил я.

- Эпидемия, - тихо сказала она, - какой-то новый вирус гриппа, он выкосил за неделю пятьдесят процентов населения Земли. А за последующие несколько лет сократил население до миллиарда. Причем, Китай полностью опустел, а сами китайы растворились среди выживших перестав существовать. Америка, Австралия, уничтожены полностью в результате ядерного удара России.

- Зачем? - не понял я.

- Чтобы сдержать распространение болезни, - вклинился Стас, - но это не помогло, Европа почти опустела, на территории России сейчас живет около сорока миллионов человек, а по всему миру чуть больше миллиарда. Правда, сейчас весь мир - это Европа и Россия.

Быстрый переход