Изменить размер шрифта - +
Вообразил себя Бондом и будет исполнять этот номер всю ночь, пока кто-нибудь не стукнет его хорошенько и не выдернет модик из головы. Во всяком случае, он этого заслуживает. Однако Аллаху известно, какие он нацепил училки в придачу к своему модику. - Я снова заметил недоумение на их лицах и объяснил:

- Училка - это своего рода обучающая программа. На время подключения она дает знание определенного предмета.

Вставляешь, скажем, училку шведского языка, и, пока не выдернешь, шведский твой родной язык. Владельцы магазинов, законники - все члены этой воровской банды - пользуются училками.

Женщины растерянно моргали, не понимая, верить или нет услышанному.

- Вставлять такие устройства прямо в мозг? - произнесла вторая. - Но ведь это ужасно!

- Откуда вы приехали? - спросил я. Они переглянулись.

- Из Народной Республики Лоррейн, - ответила та, что с камерой.

Все понятно: им наверняка еще не приходилось сталкиваться с идиотами, слепо следовавшими прихотям собственного модика.

- Дорогие дамы, - сказал я, - хотите добрый совет? Я думаю, вы оказались в неподходящей части города. И уж наверняка выбрали не подходящий для себя бар.

- Спасибо-спасибо, молодой человек, - отозвалась вторая женщина.

Они пошептались друг с другом, засуетились, зашуршали своими сумками и пакетами и выскочили на улицу, оставив на столике недопитые стаканы. Надеюсь, им удастся выбраться из Будайина живыми и невредимыми.

Этой ночью Чирига (уменьшительно-ласкательное - Чири) работала за стойкой одна. Мне нравится Чири; мы давние друзья. Она высокая, грозная, прямо чернокожая амазонка, лицо сплошь покрыто выпуклыми шрамами - наподобие тех, какими щеголяли ее далекие предки. Когда Чири улыбалась - а это случалось не очень-то часто, - ее зубы грозно сверкали ослепительной белизной. Грозно, потому что она подпилила клыки, ставшие острыми, как у вампира. Общеизвестный обычай каннибалов. Когда в клуб заходил чужак, ее глаза становились пронзительными, пустыми и черными, как дырки от пуль в стене. Но мне она продемонстрировала традиционную приветственную ухмылку.

- Джамбо! - вскричала Чири. Я перегнулся через узкую стойку и быстро чмокнул ее в мозаичную щеку.

- Что у тебя делается, Чири? - спросил я. - Нджема, - ответила она на суахили, просто из вежливости. Потом потрясла головой. - Ничего, ни-че-го, все та же осточертевшая работа, и так каждый день.

Я кивнул. Никаких особых изменений на нашей улице, только новые лица. В клубе двенадцать клиентов и шесть девочек. Четырех Чиригиных красоток я знал, две были новенькими. Они могут остаться здесь надолго, как Чири, или быстро удариться в бега.

- Это кто? - спросил я и кивнул в сторону сцены, где работала новенькая.

- Пуалани. Просит, чтобы ее так называли. Говорит, это значит "райский цветок". Нравится? Не знаю, откуда она родом. Фема, настоящая девочка.

Я поднял брови.

- Значит, тебе наконец-то будет с кем поговорить.

Чири изобразила крайнюю степень сомнения.

- Да? Сам попробуй поговорить с ней. Увидишь.

- Такой тяжелый случай?

- Увидишь. Все равно никуда не денешься. Ну ладно, ты пришел сюда отнимать у меня время или закажешь что-нибудь?

Я бросил взгляд на часы за баром.

- Примерно через полчаса я встречаюсь с одним господином.

Теперь уже Чири подняла брови.

- М-м-м, бизнес? Мы снова трудимся, да?

- Черт, Чири, это уже вторая работа за месяц.

- Тогда закажи что-нибудь.

Перед деловой встречей я стараюсь воздерживаться от наркотиков, поэтому заказал свою обычную смесь: джин, бингара со льдом и немного сока лайма.

Несмотря на то что клиент скоро заявится, я продолжал стоять у бара: как только сяду за столик, новенькие попытаются со мной поработать. Даже если Чири велит им отстать, они все равно попытаются. Еще успею занять столик, когда покажется этот самый господин Богатырев.

Я потягивал напиток и рассматривал девочку на сцене.

Быстрый переход