Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Но вернемся к повествованию. Как только завершилась постройка первого воздушного корабля, наступило время его тщательной проверки. Это была не машина, а конфетка, но, поскольку его конструкция включала несколько новых идей, следовало устроить испытательный полет по стране, прежде чем отправить Иро Шана в долгий перелет до Гавату. И вот тут-то рок или глупость приложили свою руку. Не желая быть слишком самокритичным, назову это роком.

Мы погрузили на корабль запас провизии, попрощались с близкими и ранним утром стартовали. Дуаре очень не хотелось, чтобы я улетал; выражение глаз и тесные объятия говорили сами за себя, и только обещание вернуться самое большее через три дня смягчило ее. Вместе с Иро Шаном мы поднялись в кабину пилота, а на моих губах еще оставалось тепло ее поцелуев.

Еще ни разу обитатели Корвы не забирались далеко на запад Анлапа, так что было решено отправиться именно туда и познакомиться с местностью. Санара находится на крайнем востоке Анлапа. Согласно амторским картам, континент простирается в западном направлении приблизительно на три тысячи миль. Однако, поскольку здешние карты построены на ошибочном представлении о конфигурации Амтора, действительное расстояние составляло скорее шесть тысяч миль, а не три. С учетом всех неожиданностей мы отвели на наш полет двадцать пять часов, если поддерживать максимальную скорость. Но следовало нанести, хотя бы приблизительно, местность на карту, поэтому на обратный путь требовалось гораздо больше времени. Тем не менее трех дней должно было хватить. Заодно воздушный корабль пройдет неплохую проверку.

Первый день летели над очень красивой местностью и совершили посадку на ночлег в центре широкой равнины, на которой отсутствовали признаки пребывания людей, так что возможность ночного нападения казалась маловероятной. И все же поочередно несли вахту.

Проснувшись, обнаружили, что нижний облачный покров опустился необычайно низко. Он волнами колыхался вверх и вниз. Никогда прежде не доводилось видеть его таким неспокойным. Однако наш корабль взлетел и продолжил путь на запад на высоте около двух тысяч футов.

Мы успели пролететь не так много, когда компас неожиданно закапризничал. Судя по наземным ориентирам, отмеченным на нашей карте накануне вечером, мы по-прежнему летели на запад; компас показывал, что полет направлен на юг. Вскоре компас совсем испустил дух: стрелка болталась взад-вперед, а иногда делала полный оборот. Наше положение осложнялось и тем, что нижний облачный покров опускался все сильнее. Менее чем за полчаса высота полета уменьшилась с двух тысяч футов до тысячи.

— Конец нашему испытательному полету, — заметил я. — Надо возвращаться. Мы нанесли на карту эту местность основательно и можем вернуться в Санару, не хочется рисковать и лететь дальше, когда облачность спускается все ниже и ниже, да еще без компаса, который обязательно понадобится, если видимость упадет до нуля.

— Ты прав, — сразу согласился мой спутник, — взгляни-ка на облака. За последние пятнадцать минут они спустились до пяти сотен футов.

— Придется садиться, как только закончится лес.

Долго летели над лесистой местностью, где вынужденная посадка неизбежно вела к аварии. Если даже мы переживем ее, придется совершить пешую прогулку до Санары на расстояние пяти или шести тысяч миль по дикой местности, населенной кровожадными хищниками и, возможно, еще более опасными людьми. Так рисковать нельзя. Нужно обязательно пролететь над лесом до того, как облачность накроет нас.

На большой скорости воздушный корабль мчался над необъятным покровом из гелиотропов и лаванды, который, подобно прекрасному цветочному ковру над гробом, скрывал под собою смерть. А облака по-прежнему спускались.

Высота деревьев составляла примерно сотню футов, теперь запас высоты был всего футов пятьдесят. А лес упорно тянулся далеко впереди, насколько хватало глаз.

Быстрый переход
Мы в Instagram