Изменить размер шрифта - +

— Я бы согласилась и завтра, — ответила Сара и получила в награду еще одно доказательство его страсти.

— И я, моя любовь. — Его губы замерли над ее нежными полуоткрытыми губами, но не успел он насладиться еще одним поцелуем, как дверь открылась.

— Боже милостивый! — Маркус грозно взглянул на бабушку. — Вы даже не дали нам времени получше познакомиться!

Вдовствующая графиня, как всегда совершенно не смущенная свирепостью внука, сосредоточила свое внимание на Саре. Она заметила и пылающие щеки, и сверкающие глаза, не говоря уж о распухших губах.

— Глядя на твою будущую жену, я бы сказала, что слишком задержалась! — Старая графиня повернулась к замершему в дверях дворецкому: — Клег, принеси нам бутылку шампанского из подвала. Полагаю, нам есть что отпраздновать.

— Действительно, — согласился Маркус, быстро забыв о своем негодовании.

— А мне и Саре необходимо продумать свадебную церемонию. — Графиня уселась в кресло у камина, бесконечно довольная собой и всем миром. — Вы решили, в какой из лондонских церквей будет бракосочетание?

— Мы остановились на скромной свадьбе.

Сообщение внука явно разочаровало графиню, но она согласно кивнула.

— Да, может, так и лучше. Думаю, Саре не понравятся сотни незнакомцев, топчущихся вокруг нее в день ее свадьбы. — Она улыбнулась влюбленным, которые все еще не могли оторвать взгляд друг от друга. — Вы поженитесь в Равенхерсте?

Последний вопрос привлек внимание Маркуса.

— Нет, думаю, мы поженимся здесь, если вы не возражаете. — Он улыбнулся невесте улыбкой, которая завоевала ее сердце. — К сожалению, моя любовь, поскольку этот корсиканский выскочка еще господствует на континенте, медовый месяц за границей невозможен. Так что я предлагаю провести пару тихих недель в Равенхерсте, а затем отправиться в Лондон.

Сара, которой очень понравилась эта мысль, не успела высказать свое полнейшее одобрение, как дверь снова открылась и вошла Баддл.

Проницательные темные глаза старой горничной немедленно оценили ситуацию, и удовлетворенная улыбка появилась на тонких губах.

— Явился лакей из большого дома, мэм. Его светлость свидетельствует свое почтение… и приглашает вас, господина Маркуса и мисс Сару на ужин сегодня вечером.

— Нет, мы не пойдем! — отрезала графиня. — Мой сын просто хочет разнюхать, что здесь происходит.

— Он уже знает, — возразил Маркус. — Я все объяснил ему утром. Несмотря на ваше мнение о сыне, мэм, вы не можете отрицать, что он вел себя чрезвычайно тактично, как и тетя Генриетта… Погодите! Кажется, у тети гостит ее почтенный брат?

— Да. Еще одна причина, по которой мы не пойдем, — пробормотала графиня. — Кому интересно сидеть за ужином с этим старым занудой?

— Мне! — Маркус повернулся к Саре, возбужденный как мальчишка. — Брат графини — епископ. Я могу получить разрешение на брак у него. Мы поженимся завтра!

— Что?! — Вдовствующая графиня в ужасе воззрилась на внука. — Должно быть, ты сошел с ума! Мы не можем организовать все за такой короткий срок! Ты ведь захочешь пригласить всю семью и друзей?

— Вообще-то нет, — с обезоруживающей честностью ответил Маркус. — Конечно, я приглашу графа и графиню. Но мы можем отметить наш брак большим приемом, когда приедем в Лондон.

— Какое убожество! — Вдовствующая графиня застучала по ковру палкой — это был ее обычный способ сообщать окружающим о своем гневе. — Ты, владелец Равенхерста! Убожество, вот как я это называю!

— Но, мэм, меня это вполне устраивает, — уверила ее Сара и дипломатично добавила: — А когда мы приедем в Лондон, вы присоединитесь к нам.

Быстрый переход