Loading...
Изменить размер шрифта - +

Работа «домашним сторожем» обеспечивала ей комфортабельное жилье, и неплохой доход приносило писательство.

Ремесло официантки помогало держаться на плаву только ее первые два года в Нью-Йорке. Потом она стала заниматься тем, чем сейчас, и поначалу просто выручала таким образом приятелей и их знакомых. Тогда-то ей впервые удалось найти время и возможность с наслаждением отдаться художественному сочинительству – увлекательные истории просились наружу, и она смогла дать им выход.

А потом ей неожиданно повезло – понадобилось заниматься домом издателя, и он проявил интерес к ее творчеству, кое-что подсказал. Первый роман «Луна встает» продавался вполне неплохо. Знаменитой она, конечно же, не проснулась, но отзывы на книгу были положительными, а рейтинг высоким. Второй роман – продолжение первого – должен выйти вот-вот, в октябре, так что она скрестила пальцы: на удачу! Но сейчас требовалось сосредоточиться на третьей книге заявленной серии.

Она собрала на затылке длинные каштановые волосы и закрепила их черепаховой заколкой. Пока Томас преследовал мяч, Лайла поставила поближе к себе бокал с вином и стакан воды, бросила туда горстку льда и принялась за работу: погромче включила музыку, по которой, по ее мнению, должна была «фанатеть» Кейли, главная героиня истории, и углубилась в выдуманную реальность.

Восьмиклассница Кейли переживает подъемы и спады: ее жизнь нашпигована невыученными уроками, кознями одноклассниц, которые ей завидуют, и хулиганов, преследующих ее, политикой, любовными разочарованиями и триумфами, и каким-то чудом все это укладывается в короткие, но чрезвычайно насыщенные школьные годы.

Судьба незавидная, особенно если в классе ты новенькая, каковой Кейли предстала в первой книге трилогии. Тем более что она и ее семья не просто люди, а оборотни. Не так-то легко готовить домашние задания или прокрадываться на танцы в самое полнолуние, когда ты вервольф, точнее сказать – вервольфица.

В третьей книге семейство Кейли борется с чужой стаей, где людоедство – обычное дело. Быть может, слегка кровожадно кое для кого из читателей, но именно так развиваются в романе события, что тут поделать… Лайла почесала пальцем в затылке и продолжила с того места, где Кейли узнает о предательстве юноши, в которого влюблена. После чего следует описание того, как она запоздало готовит задание по Наполеоновским войнам для урока истории, и рассказ об инциденте, в котором прекрасная блондинка, ее заклятый враг, заперла ее в лаборатории.

«Луна должна взойти через двадцать минут, примерно в то время, когда Научный клуб соберется на заседание.

Она непременно должна найти выход, прежде чем превратится в волчицу…»

И Лайла с жадностью окунулась в жизнь своей героини: весьма достоверно прониклась ее страхом разоблачения, болью разбитого сердца, яростью на королеву чирлидеров, пожирательницу мужчин (в переносном, конечно, смысле).

К тому времени, как Лайла вызволила героиню истории из беды (была эффектно задействована дымовая шашка), прошло три часа. Далее Лайла успела живописать, как некстати явился директор школы, еще одна заноза в жизни Кейли… Затем следовало пространное повествование, как девушке удалось сбежать домой, по дороге превратившись в оборотня.

Чрезвычайно собой довольная, Лайла вынырнула из фантазий и огляделась.

Утомленный игрой, Томас свернулся клубочком на стуле. Огни города сверкали и переливались в окне.

Она накормила Томаса в точности, как наставляли хозяева. Пока кот ел, она порылась в ящике с инструментами и, достав отвертку, завинтила несколько шурупов в кухне. Расшатанные дверцы и неплотно сидящие винтики – прямой путь к несчастью, была уверена Лайла. И для людей, и для вещей. Вообще нельзя пренебрегать порядком, даже в мелочах. И потому, заметив пару проволочных корзин на полозьях, все еще лежащих в коробках, Лайла подумала, что надо бы их задействовать в соответствии с их надобностью.

Быстрый переход