Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Но среди них не было сухопарого старика Джима Дрейка и его странного напарника‑астерита.

Разочарование стерло улыбку с лица Рика, и в глазах появилась тревога. Правительство Мандата не одобряло исследований в области сити из боязни нового оружия. Хотя Дрейк и Мак‑Джи не имели ни малейшего намерения использовать сити подпорки для какого‑либо оружия, Рик содрогнулся при мысли, что с ними что‑то случилось.

Нахмурившись от нехорошего предчувствия, он решил позвонить отцу в Обанию. Он боялся открыто упоминать сити‑фотофонные линии прослушивались агентами планет, рвущихся к власти. Но он должен был выяснить, что случилось. Беспокойным жестом он поправил рюкзак на спине и начал медленно спускаться по трапу вслед за длинной чередой наемных рабочих одетых в форменные комбинезоны.

«Мисс Карен Худ!» – с восхищением воскликнул шахтер, стоящий за Риком. Ткнув Рика локтем, он вновь уставился на женщину. «Племянница одного из Верховных Комиссаров. Двадцать семь чемоданов с монограммами. Ей ни по чем перевес. Только глянь! Ну и штучка! И дядюшка встречает ее на служебной машине.

Рик посмотрел. Хотя он проделал весь путь на борту «Планетании», он не встречал там Карен Худ. Они принадлежали к разным мирам. Она держала акции Интерпланет, что делало ее принцессой в ее кругу. Ведь Интерпланет правил Землей, а тогда владел и всеми планетами Мандата.

Но посмотреть на нее Рик мог, и она ему понравилась. Это была стройная женщина с рыжими волосами. Она держалась так прямо, что казалась высокой. Она смеясь разговаривала с угодливо окружавшими ее мужчинами – молодыми гвардейскими офицерами и мелкими служащими Интерпланет, с которыми она очевидно обедала и флиртовала на палубах первого класса. Ему понравилась ее стройная фигурка в элегантном костюме, ее манера двигаться, легко уклоняясь от навязчивых поклонников. Она открыто улыбнулась навстречу толстому Верховному Комиссару.

– Ну и штучка, а? – благоговейно пробормотал шахтер.

Но Рик раздраженно покачал головой. Она было слишком красива для этих уродливых узких улиц города и дешевого листового железа. Ее место было в особняке где‑нибудь на крыше небоскреба в Солнечном городе. Все что ей нужно было от этой земли, это металл, который добывался для обогащения таких расточительных баловней, как она. На мгновение он задумался над тем, что заставило ее рисковать своей драгоценной жизнью и покинуть Землю. Может, она устала от яхт, ночных клубов и вилл на берегу моря.

Он кивнул, размышляя сам с собой. Для него четыре года, проведенные на Земле, тянулись как вечность. Скучное небо, низкий горизонт, тяжелый удушливый воздух заставляли его тянуться домой к родной природе, к холодному великолепию звезд и темноты, к бесконечной свободе, дикому солнцу, беззвучному покою и безграничному простору.

Но она дитя Земли, рожденное в скучной безопасности и удушливом комфорте своего родного мира. Он подумал, что ей здесь не понравится, несмотря на дорогостоящее содержание ее чемоданов с монограммами, на одиноких мужчин, умоляющих ее остаться. Она посмотрит на Палласпорт, задерет свой очаровательный носик и отправится домой тем же судном.

Неожиданно завись кольнула его при виде мужчин, роящихся вокруг ее пламенеющей головки. Он пытался сдержать свои чувства. Она недосягаема. Ни один астерит не может даже надеяться дотянуться до ее мира, так же как не один человек не может прикоснуться к сити. Но Рик с болью вспомнил, что он не совсем астерит.

Хотя три поколения предков его отца прожили на границе глубокого космоса, бросая вызов метеоритам и дрейфующим скоплениям сити, исследуя и добывая руду для создания искусственных городов, мать его была родом с Земли. Она сбежала в космос из семьи, принадлежащей Интерпланет. Семьи такой же богатой, гордой старинной как родня Карен Худ. Она сбежала, чтобы выйти замуж за шахтера по имени Джим Дрейк.

Он нахмурился, сжал зубы и медленно сделал шаг по причалу вслед за очередью, стараясь избавиться от этих грустных воспоминаний.

Быстрый переход
Мы в Instagram