Loading...
Изменить размер шрифта - +
Чтобы отнять горсть риса или дохлую крысу. Чтобы поспать в мусорном баке, который занял кто-то другой. Чтобы забрать обувь. Это отчаяние, эту дикость просто не описать. Никогда бы не подумал, что цивилизованный человек может упасть на самое дно так быстро. Твое появление — это шанс для всех нас. Возможно, единственный. Мы просто обязаны встать во главе уцелевших кварталов. Подчинить себе ганги и покончить с каннибализмом.
— О-о, я чувствую, как рождается новый босс всех боссов Сеула, — усмехнулась мисс Мэри.
— Почему бы и нет? — с вызовом ответил Чхун Пак. — Во всяком случае, я буду не хуже старого хрыча Шедоши. Прикрою в городе все живодерни! Кроме того, выборы в ганге Топоров утверждаются верховной властью «Кэмп Грея». Поэтому, если нового босса Топоров выдвинешь ты…
— При соответствующем подходе, — подмигнула мисс Мэри.
— Разумеется. Прежде чем являться к Топорам, нужно разбудить и поставить под ружье по меньшей мере человек пятьдесят, чтобы были весомые аргументы во время беседы.
Мисс Мэри прищурилась, обдумывая идею Чхун Пака.
— Можно попробовать.
— Вот только даже богатств «Кэмп Грея» не хватит надолго, если кормить весь город.
— До первого урожая — хватит.
— Если он будет, этот первый урожай.
— Почва не отравлена, семена и рабочие руки есть, — прикинула мисс Мэри. — Земля Полуострова тысячи лет кормила своих детей и гостей. Ну а теперь, после тридцатилетнего перекура, она вдвойне плодородна.
— Это верно. Только люди могут не вернуться к труду, если их не заставлять. Если дать рабам свободу, кто станет обрабатывать созданные вокруг «Кэмп Грея» огромные плантации? Вернутся ли люди к этому тяжкому труду по собственной воле? Засеют ли поля, как хотели юнговцы, сохранят ли гидропонику? Или бросят все и сбегут, прихватив побольше припасов со складов?
— Не пробуя, не проверишь, — серьезно сказала мисс Мэри. — Но если не верить в человеческий разум, то лучше сразу застрелиться.
— Разум это, конечно, прекрасно, — пожал плечами Чхун Пак, — но, как показывает практика, человек часто идет по пути наименьшего сопротивления. Ведь проще не париться с посевами да прополками, а просто отобрать у соседа. Навел оружие — добыча твоя.
— Не веришь в людей? — прямо спросила Мэри.
— Верю, — подумав, сказал Чхун Пак. — Но только если они сами верят во что-то. Если нет власти и силы, способной запугать, человека может заставить вкалывать, сражаться или жертвовать собой только вера. Старые религии что-то не работают, а новой пока нет. Убийство ради пропитания я как вариант не рассматриваю. Поэтому, очень возможно, что именно ты — единственное, что сможет вернуть несчастным жителям Мегаполиса веру в будущее. Если Юнг предлагал рациональное насилие, мы с тобой обязаны предложить людям нечто большее.
— Веру?
— Огромную. Такую, чтобы в сердцах не помещалась. — Чхун Пак помедлил, прежде чем закончить. — Я же… Я же поверил.
Мисс Мэри вдохнула полной грудью.
Сеул будет жить. И он будет свободен, как она сама. Ведь власть гангов держится вовсе не на силе оружия. Власть бандитов питает голод. И если его убрать — оружия надолго не хватит.

ЭПИЛОГ

Спустя неделю новый босс всех боссов Сеула восседал на троне Шедоши, поигрывая любимой битой с торчащим гвоздем. За поясом его был автоматический пистолет «Беретта», за спиной дежурили четыре стрелка со штурмовыми винтовками.
Мисс Мэри с некоторой иронией рассматривала бывшего адвоката. Что ни говори, а правитель из Бугая вышел ладный. Широкоплечий, солидный. Сейчас, когда немного отъелся, Бугай походил уже не на монгольского нукера, а на Будду. Он даже сидел на троне очень похоже: по-турецки, заложив ногу на ногу, что при его коренастой фигуре, смотрелось довольно неординарно.
Быстрый переход