Изменить размер шрифта - +
А потом он вспомнил…

– Принцесса! Где ты? Принцесса!

Собственный вопль болью обжег измученные барабанные перепонки. Лэмпарт сердито потряс головой, чуть не упал и побрел вверх по склону, ругаясь, проклиная и моля судьбу о снисхождении. Вскоре он увидел тонкую золотую руку, торчащую из кучи камней, опустился на колени и принялся осторожно разгребать завал. Доротея лежала очень тихо. Он сдул пыль с ее лица и прижал ухо к груди, но ничего не услышал - в ушах шумело. Тогда он подхватил ее на руки и посадил рядом с собой.

Лэмпарт чуть не заплакал, когда Доротея шевельнулась, закашлялась и открыла глаза. Сначала они были совершенно пустыми, но затем в них появилось понимание. Лэмпарт прижал ее к груди, а потом поцеловал в губы. И с благодарностью почувствовал, что Доротея отвечает на его поцелуй.

– Я еще жива! - Он скорее прочитал ее слова по губам, чем услышал, и глупо кивнул. -Что произошло?

– Не имеет значения. - Джон поднял ее на руки, как ребенка, постоял немного, соображая, где остались сани.

Сани были на месте и практически не пострадали от взрыва - их лишь отбросило в сторону. Опустив Доротею на пыльную траву, Лэмпарт привел их в порядок, осторожно уложил девушку на шкуру, включил двигатель, и машина медленно полетела к кораблю.

Лэмпарт наклонился над Доротеей, ухмыляясь как дурак, и она, ответно улыбнувшись, протянула руку, чтобы стереть пыль с его многочисленных ран, не обращая внимания на свои собственные.

– Что произошло? - снова спросила девушка.

– Взрывчатка, - ответил Лэмпарт. - Помнишь? При помощи которой он намеревался меня уничтожить… а в результате нашел собственную гибель.

– Значит, все кончено?

– Да. Хочешь вернуться и посмотреть? Доротея кивнула, поморщившись от боли. Лэмпарт направил сани к лощине и дальше вверх вдоль склона. Хотя он представлял себе, что они должны увидеть, огромный кратер даже на него произвел сильное впечатление. Едкий дым до сих пор клубился над воронкой. Доротея молча стояла рядом с ним, а потом крепко сжала его руку и заглянула в глаза.

– Все кончено, Джон. Да?

– Да, кончено… а для нас только начинается. - Он нежно поцеловал ее и снова посмотрел на кратер. - Через несколько дней ливни смоют все следы. Но мы будем помнить. Мы здесь останемся. Теперь это действительно наша планета. Наш дом! До конца жизни.

Быстрый переход