Изменить размер шрифта - +

РЭЙ. Просто у них работа такая. (Пауза.) Сам-то я полицейских небольшой поклонник. Они мне тут два пальца на ноге сломали ни за что ни про что. Правда, я пьяный был в стельку и слегка подебоширил.

МОРИН. Пальцы на ногах, говоришь?

РЭЙ. Ну да.

МОРИН. А мне Том Хенлон сказал, что ты разбил их, когда ногами в дверь стучал. В одних носках.

РЭЙ. Так и сказал? Есть же полицейский протокол. А про бирмингемскую шестерку вы слышали?

МОРИН. Конечно. Нашел с кем себя сравнить. Ладно, Рэй, перестань.

РЭЙ. Да Бог с ними. (Пауза.) Так на чем я остановился?

МОРИН. Что-то про легавых там нес.

РЭЙ. Легавых? Да нет. Насчет похорон вашей мамы.

МОРИН. Ну и я так и говорю.

РЭЙ (после паузы). А народу много было?

МОРИН. Мои сестры, одна из них с мужем, какая-то Мэри Рафферти и отец Уолш-Уэлш – как его там. И больше никого. Святой отец прощальное слово сказал.

РЭЙ. Отец Уэлш треснул по голове Мартина Хенлона ни за что ни про что. (Пауза.) А вы телевизор смотрите?

МОРИН. Нет. Одно австралийское дерьмо каждый день крутят.

РЭЙ (слегка озадаченный). А мне австралийские сериалы нравятся. Кто будет Ирландию по телику смотреть?

РЭЙ. Открой окно, да смотри. Вот тебе и Ирландия. Быстро наскучит. «А вот идет теленок». (Пауза.) Мне уже все наскучило и опротивело. (Пауза.) Подамся-ка я в Лондон. В общем, подумываю об этом. Работать там буду. Уеду прямо на днях. А может, в Манчестер подамся. Там наркотиков больше выбор. Так говорят.

МОРИН. Ни в коем случае не связывайся с наркотиками. Ужасно опасная штука.

РЭЙ. Ужасно опасная штука? Наркотики? В наше-то время?

МОРИН. Ты сам прекрасно об этом знаешь. РЭЙ. Возможно, возможно. Но много и других не менее опасных вещей. Отдашь концы только так. Да еще и быстрее.

МОРИН (равнодушно). Каких, например?

РЭЙ (после паузы. Передергивая плечами). Хотя бы этот дурацкий городишко.

МОРИН (после паузы. Печально). Что верно, то верно.

РЭЙ. Семьдесят лет придется здесь мучиться. Меня на столько не хватит. Это не для меня. Ну уж нет. (Пауза.) А вашей маме сколько было, когда она умерла?

МОРИН. Семьдесят. Ровно.

РЭЙ. Но она пожила в свое удовольствие. (Пауза.) Или просто пожила. (Принюхивается.) Что там горит?

МОРИН. Да вот «Комплан» и крупу сжигаю.

РЭЙ. Зачем?

МОРИН. Потому что не ем ни то ни другое. От матери еда осталась. Решила полки почистить.

РЭЙ. Перевод продуктов.

МОРИН. Будешь меня учить жить?

РЭЙ. Лучше б мне отдали.

МОРИН (тихо). Хватит выступать.

РЭЙ. Ну хоть кашу. Кашу я люблю. «Комплан» мне не нравится. Хоть бы его вообще не было.

МОРИН. А еще я хотела сжечь остатки печенья «Кимберлиз». Угощайся, если хочешь. Раз оно тебе так нравится.

РЭЙ. Обожаю «Кимберлиз». Ужасно.

МОРИН. Похоже на то.

РЭЙ (ест печенье). Залежалось немного. (Жует.) Свежее намного вкуснее. (Пауза.) По-моему, «Кимберлиз» самое вкусное печенье. Самое мое любимое. Лучше, чем «Яффа». (Пауза.) Или «Вэгон Виллз» (Пауза.) «Вэгон Виллз» вообще-то и печеньем не назовешь. Больше на шоколад смахивает…

МОРИН (прерывает его). Некогда мне. У тебя дело или насчет печенья пришел поболтать?

РЭЙ. А, ну да, конечно же. Получил я от Пато тут на днях письмо. Написал, чтоб я зашел к вам.

МОРИН (садится в кресло-качалку и с интересом его слушает). Да ну? И что он просил передать?

РЭЙ. Написал, что очень сожалеет по поводу кончины вашей матери и передает искренние соболезнования.

МОРИН. Так, так, так. А еще что?

РЭЙ. Самое главное это.

МОРИН. Он не упоминал время или какие-то детали?

РЭЙ. Время и детали? Нет…

МОРИН.

Быстрый переход
Мы в Instagram