Loading...
Изменить размер шрифта - +
Судя по скорости, идут нам наперехват.

– Ребята, а может, свернем? – раздался жалобный голос Журавлева. – Что-то устал я от вашего образа жизни.

– Уже не свернем, сзади к нам тоже пристраиваются. БТР, – мрачно изрек Тельбиз.

– Как это нетрадиционно, – сказал Бай. – Это, скорее, на военную операцию смахивает.

– Человек на дороге, объезжаю, – сказала Клава.

И вправду, посреди проезжей части словно ниоткуда возникла человеческая фигура. В полной выкладке, в бронежилете, титановой полусфере и с автоматом наперевес. Человек поднял руку, то ли требуя, то ли прося остановиться.

– Тормозни-ка, Клав, – попросил Малахов. – Гера, включи систему высшей защиты.

Тельбиз с видимым удовольствием набрал команду со своей клавиатуры. Кокпит машины немедленно преобразовался. Вместо спокойных картинок, отображающих общую информацию со своих и спутниковых радаров, открылись визуальные системы обнаружения целей, информационные окна состояния систем вооружения. УАЗ тем временем остановился, словно выполняя просьбу странного человека. Но стоящий на пути не стал приближаться к машине. Он, казалось, чего-то ждал.

– Ну что, пойду я, побеседую с ним, – сказал Малахов. – Не будем же мы тут ждать конца света, домой пора.

– Вадим, а давай я! – неожиданно предложил Журавлев. – А то Бай меня как переговорщика взял, а я что-то так и не провел никаких переговоров. Да и как я понял, если что, ты сможешь без особых проблем этого типа завалить.

– Ну, хорошо, разумно, – согласился Малахов. – Очки возьми.

– Правильно, в группе надо рисковать наименее ценным элементом, – не преминул подколоть Байкалов.

– Ну, тогда бы тебя послали, – весело отозвался Андрей, выходя из машины.

Он поднял руки вверх, показывая, что безоружен, и медленно и спокойно стал приближаться к вооруженному человеку. Пока он шел, отходы УАЗу полностью перекрыли бэтээры сзади и спереди. Тяжелые внедорожники остановились позади бронированной машины, и пока из них никто не выходил.

– Добрый день! – вежливо поздоровался Журавлев. – Что случилось?

Человек в бронежилете снял шлем и посмотрел на Андрея.

– Ты кто? Где Малахов?

 

– Я Журавлев, а Малахов в машине, – спокойно ответил Андрей. – А вы кто? И что случилось?

– Я вижу, ты в очках, и тебе небось уже сказали, кто я, – стараясь вложить в голос максимум неприязни, ответил Бубо. – Если Малахов выйдет, то все остальные могут ехать дальше спокойно.

– Андрюша, дальше нет смысла говорить, – передал Вадим. – Передай ему привет и скажи, что у нас с предателями разговор короткий.

– Вадим говорит, что он не понимает, почему между вами возникли разногласия. И приглашает в машину. Там можно поговорить.

– Я повторяю, и повторяю также, что спорить со мной бессмысленно. Мне нужен Малахов.

– Андрюша, спроси его, он не помнит, как сам загружал машину оружием и что вообще-то мы можем и огрызнуться, – попросил Малахов.

– У нас машина вооружена, и мы… – начал Андрей.

– Не надо меня смешить, я знаю, где находится тот УАЗ, на котором ехала группа. И знаю, что это была единственная машина такого класса в Центре.

Бубо поднял руку вверх и дал отмашку. Двери джипов отрылись, и из них вышли хорошо вооруженные боевики. Не меньше десятка. Они выстроились цепью и застыли в ожидании команды. Крупнокалиберные пулеметы на бэтээрах угрожающе двинули стволами, переместив линию прицела прямо на УАЗ.

Быстрый переход