Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Когда до аэропорта оставалось пять миль, полковник военной разведки вытащил из бардачка портативный передатчик и подал несколько сигналов. К аэропорту стал приближаться небольшой самолет. Роль диспетчерской вышки в то время исполнял американский трейлер. Самолет оказался британским HS‑125. Больше того, это был личный самолет командующего британскими войсками генерала де ла Бильера. Ошибки быть не могло: на самолете были отчетливо видны все опознавательные знаки, да и пилот правильно подал условный сигнал. Диспетчер разрешил посадку.

HS‑125 не стал подруливать к развалинам здания аэропорта, а остановился возле отдаленного пункта рассредоточения, где его ждал американский джип. Люк самолета распахнулся, опустился трап, и трое мужчин поднялись на борт HS‑125.

– Гранбай‑один, прошу разрешения на взлет, – услышал диспетчер.

В этот момент диспетчер был занят канадским «геркулесом» с грузом медикаментов для госпиталей.

– Подождите, Гранбай‑один… сообщите ваш маршрут полета! – Диспетчер хотел сказать, что экипаж самолета ведет себя чертовски странно: не успели совершить посадку, как уже снова поднимаются в небо. – Куда вы так торопитесь, черт бы вас побрал?

– Прошу прощения, – отозвался четкий, невыразительный голос. Диспетчеру и раньше приходилось иметь дело с пилотами британских ВВС, и все они разговаривали так же – как школьники. – Кувейтская вышка, мы только что взяли на борт полковника войск специального назначения Саудовской Аравии. Он серьезно болен. Из окружения принца Халида. Генерал Шварцкопф просил немедленно эвакуировать полковника, а сэр Питер предложил свой самолет. Старина, давайте разрешение на взлет.

Британский пилот на одном дыхании упомянул одного полного генерала, одного принца и одного дворянина королевства. Диспетчер был всего лишь сержантом, но хорошо знал свое дело. В военно‑воздушных силах США у него были неплохие перспективы, однако отказать в эвакуации саудовскому полковнику из ближайшего окружения принца, летевшему на самолете британского главнокомандующего, значило подвергнуть свою карьеру серьезному испытанию.

– Гранбай‑один, взлет разрешаю, – сказал он.

HS‑125 поднялся в воздух, но вместо того, чтобы взять курс на Эр‑Рияд, где был один из лучших госпиталей на всем Среднем Востоке, он направился точно на запад, вдоль северной границы королевства.

Неусыпное око АВАКСа заметило самолет. Его служба слежения запросила место назначения HS‑125. На этот раз пилот отозвался на абсолютно правильном английском и объяснил, что они направляются на британскую военную базу Акротири на острове Кипр, чтобы отправить домой близкого друга генерала де ла Бильера, подорвавшегося на противопехотной мине. Командир оперативной группы на АВАКСе впервые слышал об этом происшествии, но не представлял себе, что он мог бы предпринять. Не сбивать же самолет британского командующего!

Пятнадцать минут спустя HS‑125 покинул воздушное пространство Саудовской Аравии и пересек иорданскую границу.

Сидевший в хвосте самолета иракский генерал ничего не понимал, но оперативность британцев и американцев произвела на него большое впечатление. Он долго не мог решиться ответить согласием на предложение, изложенное в последнем письме своих западных хозяев, однако после тяжких раздумий согласился, что разумнее воспользоваться их помощью сейчас, чем ждать неизвестно чего и потом бежать за границу на свой страх и риск. Предложенный американцами план, казалось, приблизит осуществление давнишней мечты.

Один из пилотов в тропической форме королевских ВВС Великобритании вышел из кабины и по‑английски пробормотал что‑то полковнику военной разведки США. Тот ухмыльнулся.

– Добро пожаловать в свободный мир, – сказал полковник по‑арабски. – Мы только что покинули воздушное пространство Саудовской Аравии.

Быстрый переход
Мы в Instagram