Loading...
Изменить размер шрифта - +

И было бы слишком отвратительно, если бы они узнали, что бывшая жена наследника Берега реки — проклятая горгона или ламия, чьи ненавистные извивающиеся змееобразные волосы даже теперь, должно быть, шевелились и обвивались вокруг скелета художника в засыпанной известью могиле под обугленным фундаментом дома — имела призрачное, туманное, но заметное для глаз гения родство со своей почитательницей из Зимбабве. Неудивительно, что у нее была связь с той старой ведьмой — ведь в обманчиво незначительной пропорции в жилах Марселин текла негритянская кровь.

 

Быстрый переход