Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Сама посуди, что было бы, если бы наш дорогой император узнал о том, что частица ныне царствующего короля демонов Вирга Ужасного находится у меня? Он бы тут же захотел ее использовать в своих интересах. Ты же знаешь, я хорошо отношусь к Фаусмину, но в этом случае ему нельзя знать всю правду. Нам же будет лучше, чтобы Вирг как можно дольше правил демонами. Пока он на троне, вторжения не будет.

– Я рада, что ты говоришь об этом так уверенно.

– А это потому, что лично я еще одного вторжения не вынесу. Если оно все‑таки случится, все сразу же захотят посмотреть, как я снова уничтожу демонов, а это сделать невозможно.

– Хорошо, что ты встретил Фамила и забрал у него кинжал.

– Да, это был мой главный козырь при разговоре с Виргом. А вот сам Фамил, скорее всего, погиб.

– Ты не знаешь этого наверняка, – возразила Мелл.

– Я на это тайно надеюсь, – усмехнулся я. – Хотя он вполне мог вместе со всеми отсидеться в Подземелье или даже самостоятельно найти из него выход. Он скользкий тип. Но сейчас это уже не важно… Весельчак, бери картину, пойдем повесим ее куда‑нибудь.

Скелет тотчас подскочил и, осторожно взяв картину под мышку, протянул мне молоток и банку с гвоздями.

Весельчака я решил временно оставить у себя в качестве помощника. Отправить такого смышленого скелета вместе с остальными ворочать камни мне было жалко. Весельчак все больше и больше походил на нормального человека, даже в его движениях не ощущалось былой угловатости. Я уже не говорю про манеры и прочее. Сам Весельчак не чувствовал себя ущербным, скелета вполне устраивало его нынешнее состояние. Единственное, что огорчало умертвие, это невозможность нормально принимать пищу, как остальные. Он признался, что даже видит сны, где он сидит за столом и поглощает всевозможные блюда. Живой мертвец, который видит сны… В нашем мире всегда останется место для чудес.

С этими умертвиями вообще были проблемы. Они с радостью подчинялись всем моим приказам, кроме одного, самого важного – лечь обратно в могилки, закопаться и спокойно умереть. Они категорически отказывались выполнять последнее распоряжение. Маги, перепробовавшие множество разных способов борьбы с этой напастью, в возмущении разводили руками. Справиться с заклинанием Вольта им было не под силу. Совет в срочном порядке послал за зачинщиком всего этого безобразия, угрожая поставить некроманта вне закона, если он в скором времени не явится и не разберется с мертвецами.

Своей выходкой Вольт прославил себя. И теперь, хотя большинство волшебников и крутили пальцем у виска, открыто называя его ненормальным, практически все некроманты молились на своего кумира. Как только Вольт вернется, ему придется ответить на множество вопросов, и я буду первым, кто задаст их. Заодно предупрежу друга, чего не следует говорить Совету, чтобы лишний раз не раздражать его понапрасну.

Пока Вольт не приехал, умертвий использовали на строительных работах. Столица все‑таки расщедрилась и выделила средства на восстановление Рамедии. Город не объявили закрытым краем только потому, что волшебники обязались в ускоренном порядке вылечить землю, зараженную колдовством крипсов. Я очень хотел верить их обещаниям. Джор Бас выжил: подвал, где он сидел, откопали, и теперь он снова рвался к власти. Бас не сомневался, что градоправителем заново отстроенной Рамедии будет именно он.

Рамедия действительно была в ужасном состоянии. Из всех строений уцелела только старенькая церковь Нормана. По‑видимому, Бог все‑таки есть. Священник привел себя в порядок, надел новенькую рясу, и к нему вернулись его былое спокойствие и рассудительность. Норману тоже перепала часть выделенных денег, и он, пользуясь случаем, решил пристроить к церкви еще несколько помещений, потому что после угрозы вторжения религиозность рамедийцев резко повысилась, и всех желающих прийти к нему на проповедь церковь теперь вместить не могла.

Быстрый переход
Мы в Instagram